25.02.2020 / 947 / Вебинары Филлис / Гость
01. Хавайо Таката и история практики Рэйки

Перевод вебинара  Хавайо Таката и история практики Рэйки

переводчик Нур Степанова

 

Рэйчел: Привет!
Добро пожаловать на самую первую публичную программу такого рода. Это Личный разговор с Филлис Фурумото. И я принимаю вас в этой программе, я – Рэйчел Голдберг. Я так взволнована видеть такое множество вас в чате. 
Пожалуйста, дайте знать, слышите ли вы меня? Напишите в чате: Рэйчел, аудио-сигнал работает, я тебя слышу.
Я вам дам немного информации о том, что будет происходить в эти 90 минут. Как только я закончу вступление, появится Филлис. Она будет рассказывать о сегодняшней теме примерно 15-20 минут, а тема сегодня – это ее личное путешествие в Рэйки, и ее отношения с Хавайо Таката, также она коснется Истории Рэйки со времен Хавайо Таката до сего дня.

Это волнительно. После этого мы начнем работать с вопросами, которые были присланы заранее. Филлис уже получила их и она собирается ответить. А я, пока Филлис будет говорить, буду невидима, хотя кто-то сможет меня видеть в квадратике внизу, в углу экрана, но я буду онлайн в чате, так что если у вас возникнут технические трудности, я постараюсь ответить, и помочь вам с этим. Если у вас какие-либо технические трудности или задержка звука, например, то самое лучшее – это перезапустить браузер.

А я буду обращать внимание на все ваши вопросы, и пока Филлис будет говорить по нашей теме и отвечать на первые из вопросов, присланные заранее, вы можете задавать любые вопросы, я постараюсь составить список вопросов в отдельном документе, и смогу показать Филлис, когда она будет готова. Спасибо большое, что вы с нами. 

Будет возможность заново просмотреть запись этой программы, и если вам не удалось посмотреть это «вживую», вы можете пересмотреть это позже. 
Звук работает, и я прошу написать вас в чате, откуда вы. Я уже вижу, что многие написали (перечисляет).
Без лишних разговоров, я представляю вам Филлис Фурумото, носителя Духовной Линии Усуи Шики Риохо, или, как мне это было представлено, практики Рэйки. Она преемница Хавайо Таката, которая также была ее бабушкой, и – вот она!

Филлис: Спасибо большое! О, боже мой! Звук такой, будто я нахожусь в аудитории с тысячью людей. Прямо страшно, и очень интересно. 
Привет всем, замечательно быть здесь. И я надеюсь, что вы все выключили свои мобильные телефоны (просто шучу). И я бы хотела пригласить всех нас, поскольку мы здесь все собрались, соединиться в Рэйки на несколько минут.
Я прошу вас откинуться назад, расслабиться, положить руки себе на грудную клетку, или, может быть, куда-то еще, и закройте глаза.

Увидьте вживую наше виртуальное сообщество. Почувствуйте виртуальное сообщество, как присутствующее здесь. Спасибо вам большое за этот опыт.

Давайте останемся соединенными в Рэйки, пока мы разговариваем.

Что ж, когда мы с Рэйчел подумали о нашем первом вебинаре, который мы хотели запланировать, мы говорили о той теме, которую будет лучше всего выбрать в качестве первой. И мы решили, что было много вопросов о том, кто я такая, как я пришла в Рэйки, как переход произошел ко мне от Хавайо Таката, и если у вас есть впечатление, что она была единственной фигурой в Рэйки многие годы, то у меня такое же было впечатление. И потом, вдруг, Рэйки стало быть известным в Соединенных Штатах, в Канаде, в Германии и Нидерландах, в Австралии, а затем и везде.

И вот мы здесь, 35 лет после смерти Хавайо Таката, у нас Мировое Сообщество Рэйки, людей в этом сообществе миллионы, и существуют мириады различных форм практики, которые каждый из нас лелеет как свою собственную, и интересно, как же мы сосуществуем друг с другом. И для меня это самый великий вопрос из всех возможных, но мы еще к нему вернемся.

Моя жизнь в Рэйки началась, когда я была ребенком. Хавайо Таката-сэнсэй была моей бабушкой, и в то время она приезжала и навещала нас, и теперь я знаю, что это было между ее поездками в другие места, где она учила и практиковала. 
Она жила в Гонолулу, Гавайи, а мы жили в центре Соединенных Штатов, в маленьком городке в штате под названием Айова. Там было сообщество фермеров. Она прилетала со множеством пересадок в этот маленький городок, и навещала нас. И когда бы она ни приезжала, ее приезды были для нас как ветер со всего мира. Я бы теперь сказала, что она привносила большое количество энергии, нарушала наш покой, а затем опять улетала, такое у меня впечатление о том, какая она была. 

Она не была, как остальные бабушки, она не делала шоколадные печенюшки для внуков, не водила их на бейсбольные матчи, она очень отличалась от остальных бабушек. Когда я была ребенком, я помню, что мне тогда было лет 8 или 9, мне нужно было оставаться дома и сидеть на полу возле бабушки, и класть кисти рук на нее, а она двигала мои руки, когда она хотела. Я была самая старшая из пяти детей, и мой младший брат (следующий за мной), который в общем-то на пять лет младше меня, и еще более младший брат, который на 15 или 16 лет младше меня, то есть я такая была одна, и это было моей обязанностью, как внучки, делать эту смешную вещь, а я даже не знала, как она называется. 

Когда я стала подростком, я стала уже достаточно взрослой, чтобы сказать «Нет», и я еще и занята была достаточно, чтобы у меня просто не хватало времени на то, чтобы это делать. Это было облегчением для меня. Я тогда видела Рэйки примерно как мытье посуды. Это было что-то, что мне велели делать родители, или бабушки и дедушки, это казалось утомительным, потому что еще нужно было посуду мыть, и пол становился грязным, а бабушка всегда хотела, чтобы я сидела на полу рядом с ней, держа на ней руки. И чувствовалось это также, как все остальное, т.е. зачем это делать?

Затем, когда мне было 19, у меня появилась возможность, благодаря моим собственным усилиям, работать в офисе, и я провела год в Гонолулу, на Гавайах, но я жила не с ней, а где-то поблизости. Мы встречались примерно раз в неделю, когда она приезжала в город, и она делала мне сеанс, а я делала ей, и затем она задавала мне вопросы, что-то вроде: «Не хочешь ли ты обучать Рэйки и помогать мне в моем Центре на Большом острове на Гавайах?», а я говорила «Нет, не представляю, что буду делать это». Затем я уехала обратно в школу, закончила ее, начала свою карьеру, если можно так сказать, и когда я была в в возрасте 30 лет… в возрасте 29 лет, прежде всего, моя жизнь превратилась в беспорядочную. Моя мама сказала, что я – потерянная душа, меня это обидело, и я и не понимала, что она имела в виду. 

Я поняла это только примерно лет через 5 осознанной практики Рэйки, я бы сказала. И однажды, когда я приехала навестить мою бабушку, она отвела меня в сторону и сказала: «Я собираюсь обучить тебя Второй ступени». А я сказала: «Ну, ладно», потому что, в общем-то мне нельзя было сказать «нет». И она обучила меня символам, и она сказала: «Теперь ты будешь посылать мне Рэйки каждый день». Я так и делала, и когда я посылала ей Рэйки, я чувствовала, что мне немного смешно из-за этого, я ведь ничего, собственно, не чувствовала. 
Но она точно знала, когда я ей не посылала Рэйки, так что через некоторое время, когда я уже забывала или решала, что не буду делать этого какое-то время, она звонила мне и говорила: «Ты не посылаешь мне Рэйки уже какое-то время. Я хочу, чтобы ты опять начала». И я никогда ее не спрашивала, но всегда думала: «Откуда она знает?». 

И следующее, что я знаю, это то, что вот мне уже 30 лет, я великолепно провожу время, работая в Колорадо на горнолыжном спуске, я там катаюсь на лыжах, потому что такой спуск вниз с горы реально изменил мою жизнь, как человека, и я оказалась стоящей в лунном свете на вечеринке в честь дня моего рождения, думая… собственно, я слышала голос своего отца, который мне сказал: «Ладно, ты знаешь, как играть. А что по поводу работы?» И я подумала: «Мне уже 30 лет, и мне пора бы подумать, чем я буду заниматься до конца своей жизни». Я мысленно прошлась по всем видам работы, о которых могла подумать, и ни одна из них не соответствовала моим критериям. Одним из моих критериев, который появился после того, как я работала в местной больнице для умственно слабых людей в Айове, был таким, что люди смогут получать отношение, как к индивидуальным людям, и они будут получать индивидуальный подход, чтобы они могли понять, кто они такие. 

Я ничего не знала, что могло бы предоставить такое. Для меня в то время единственным известным мне методом была традиционная медицина и психологические сеансы. В те дни психотропные препараты и шоковая терапия было единственным, что я знала. Я действительно была растерянной, и после вот такого размышления посреди ночи я вернулась на вечеринку. А где-то два месяца спустя мне позвонила моя мама, и сказала: «Твоя бабушка собирается ехать в трехмесячную поездку, где она будет обучать. Она будет везде ездить, а ты поедешь с ней в качестве ее компаньонки». Я подумала: «Правда? Я так не думаю». У меня с моей бабушкой никогда не было близких отношений, и, конечно, будучи ребенком, я всегда хотела, чтобы она была какой-то такой, какой она не была. И у меня ушло где-то пять месяцев на принятие этого решения. В конце концов бабушка позвонила мне и сказала: «Что ж, мне пора покупать билеты на самолет. Ты едешь со мной или не едешь?» И моя соседка по комнате, с которой мы жили в то время, и которой теперь я очень благодарна, сказала: «Если не понравится, ты же всегда можешь вернуться домой». А я подумала: «Хорошая идея». И я сказала: «Да».

Я и не подозревала тогда, что это окажется не так. Когда я уехала, я приехала в дом бабушки, которая в то время жила в Айове, недалеко от дома моих родителей. И во второй день после моего приезда, до того, как мы поехали в Пуэрто-Рико, это была наша первая остановка в путешествии, она инициировала меня как Мастера. Она так не сказала, она просто сказала: «Теперь ты можешь работать со мной». И у меня было такое представление, что работа с ней заключалась в том, чтобы носить ее чемодан, следить за ее расходами, следить, чтобы ее не ограбили. И только через несколько месяцев я узнала, что это было не то, что она имела в виду.

Мы уехали в Пуэрто-Рико, и вот тогда, в 1979 году, я узнала, что такое Рэйки. Я очень, очень, очень редко слышала слово «Рэйки», в нашем доме его не упоминали, и об этом нельзя было говорить, это было что-то вроде секрета, а в то время ко всему секретному относились как к постыдному. Я была не готова к тому, что она сказала. 

В первую неделю в Пуэрто-Рико мы ездили в разные места, она рассказывала о Рэйки. Она говорила об Истории Рэйки, о том, что такое Рэйки, как она его получила, что оно ей дало, и рассказывала свои истории об исцелении. И все это было настолько ново, что это было невероятно, и тем не менее, когда она рассказывала, я поняла, что все это правда. У меня тогда был конфликт внутри на тему могу я верить ей или нет. Мы оставались в Пуэрто-Рико целый месяц, и мы вместе проводили занятия, обучая людей, и вот так я узнала, что она имела в виду, сказав: «Теперь мы можем работать вместе». Мы вместе делали сеансы людям, и она работала слишком много. Было очень-очень жарко, кондиционера не было, и закончилось тем, что у нее образовался опоясывающий лишай. В конце концов мы улетели домой, в Айову, и я оставалась с ней до конца лета, в Айове, и мы отменили оставшуюся часть поездки. Я делала ей сеансы каждый день, и я по-настоящему поняла, что такое Рэйки как ежедневная практика.  Потому что к этому времени у меня была информация. 

Один из даров, который был у Хавайо Таката, это то, что она обучала, я бы сказала, старым способом, каким обучали на Востоке, в Японии. Это было так: вы показываете очень простую практику, а потом вы вдохновляете учеников на то, чтобы они практиковали. И именно занимаясь этой практикой студенты узнают то, что им нужно знать, и студент только сам развивается через практику. Задавать вопросы вообще мне на ум не приходило, потому что у меня было все, что мне нужно, а по ее мнению все, что мне было нужно, это практика. 

И в то время, в середине 1970-х годов, она начала инициировать мастеров. И в 1979 году я была одной из последних мастеров, которых она инициировала, а их было 22, которых мы знаем, и которых признаем. Я говорю это, потому что моя мама просматривала бумаги и документы, оставленные моей бабушкой, ее блокноты, и она составила список из 22 мастеров, которых бабушка проинициировала, я думаю, что в 1974-м или 1975-м она проинициировала первого мастера. 

Эти 22 мастера, после смерти моей бабушки в 1980-м году, сохраняли энергию Рэйки. Мне нужно вернуться немного назад.

После того, как я провела лето 1979-го года с ней, я вернулась обратно, и каталась на лыжах всю зиму, что было здорово. И я научилась, как рассказывать о Рэйки в моем сообществе в Колорадо, учитывая, что я была очень застенчивой, я очень колебалась, я только училась, как рассказывать о Рэйки. И я поняла, в конце концов, что мне нужно уехать туда, где я никого не знала, и представляться Мастером Рэйки, и посмотреть, действительно ли это то, чем я хочу заниматься. Лето 1980-го я провела в поездке на 4,5 месяца, я поехала из Колорадо вверх до юго-восточной части Аляски, и каждому, с кем я встречалась, я представлялась как Рэйки Мастер, чтобы посмотреть, какая будет реакция. Всегда было любопытство, интерес, я не получила никакого неверия, меня не стыдили, люди просто любопытствовали. Это было тепло-сердечно для меня, у меня с того времени осталось много замечательных историй, которые я могу рассказать о своей поездке. 

В результате всего этого накопленного, я поняла, что я уже посвятила себя Рэйки, мне просто нужно было понять это, и эта поездка предоставила мне это. Я сейчас забегу в рассказе немного вперед, полтора месяца осени мы с бабушкой провели вместе в Британской Колумбии в 1980-м году, и в ноябре 1980-го она уехала в место, недалеко от Сиэтла, и там случился еще один сердечный приступ, в результате она оказалась в больнице в Беллингхэме. Нет, в Бельвью, в Вашингтоне, это еще один пригород Сиэтла. Я поехала навестить ее, и она сказала: «У меня должны быть занятия в Виктории, тебе нужно поехать и обучать там». Я так и сделала, после того, как она сказала: «Рэйки прежде всего. Я знаю, что ты приехала навестить меня, но тебе нужно уехать, чтобы учить, а потом ты вернешься». Я так и сделала, и затем она сказала: «Я слышала, что у тебя занятия в Британской Колумбии?». Я ответила: «Да». Затем она сказала: «Тебе нужно ехать, и провести эти занятия». То есть у меня было всего несколько часов, чтобы побыть с ней, а потом мне нужно было уезжать в Британскую Колумбию, в восточную ее часть. Ее девиз, как Мастера, был: «Рэйки прежде всего». И с тех пор так оно и было всю мою жизнь.

Большинство из 22 мастеров, которых она инициировала, путешествовали и обучали. Многие ездили в разные места всего мира, потому что Рэйки привело их туда. Как-то так получалось, что их просили приезжать и обучать Рэйки. И я наблюдала за теми, кто ездил в разные страны, я была поражена тем, как Рэйки приводило их туда, как будто это было именно их место, где им нужно было быть, чтобы они могли исцелиться от чего-то в своей жизни. Это было очень трогательно для меня, также, как было трогательно для меня наблюдать за собой в моих путешествиях, и за тем, что я делала на своих занятиях в начале 1980-х.

Хавайо Таката говорила так: «Я хочу, чтобы Рэйки стало бытовым словом». Я думаю, что определенно это ее желание исполнилось.

Эта группа из 22 мастеров не только несла дальше Рэйки, они также и расширили его. Все мы по-своему всегда думали и говорим и по сей день: «Это так, как научил меня мой Мастер». И что интересно, это то, что иногда, когда мы собираемся вместе, мы замечаем, что у нас немного отличаются позиции рук, наше отношение к одной или другой части этого учения немного отличается, но мы чтим друг друга, потому что я не могла бы сказать своим коллегам, своим братьям или сестрам в Рэйки, что Хавайо Таката меня этому никогда не учила. Я просто сказала бы: «О, я понимаю». И это расширило бы мое понимание Рэйки и учение Такаты. Потому что она обучала непосредственно каждого индивидуально, и это было той замечательной вещью, которой я хотела научиться, и в то же время она всем нам дала одну и ту же основу. 

И когда Рэйки распространилось во все эти различные страны и, когда мастера стали инициироваться у тех, у кого не было прямого контакта с Хавайо Таката, те не выраженные словами сообщения, которые она передала нам, тем, кто был ее студентами, не могли быть переданными дальше, и моя теория состоит в том, что мы сами были молодыми мастерами, и у нас не было понимания или энергетического вещества, чтобы мы могли дальше нести эти сообщения, такие, как: «Не меняйте систему, которой я вас обучила. Вам нужно учить именно так, как я научила вас». И мы все старались это делать.

Она говорила: «Пусть Рэйки вас научит» («Дайте Рэйки научить вас»). Это, наверное, было самое глубокое из всего, что она говорила, потому что это позволяло нам, как мастерам, не быть ответственным за все, что студент мог узнать о Рэйки, и затем, когда я доросла до понимания этой фразы, я поняла, что слово «Дайте» было очень важным, это означало, что я, как студентка, должна дать позволение Рэйки научить меня. Это было потрясающе, потому что я в сердце бунтарка, и дать кому-то позволение учить меня, да еще и то, что этот кто-то вообще-то не кто-то, это энергия, это было просто за пределами моего воображения, и иногда Рэйки должно было сделать очевидным то, что сдаться этой практике – это было действительно важно. Дайте Рэйки научить вас. Не кого-то еще, Рэйки научит вас, как индивидуального человека, Рэйки даст вам людей и события, вклад, который необходим вам. Не сестре вашей, у которой есть Рэйки, не соседу, у которого есть Рэйки, или парню, живущему через дорогу от вас, у которого есть Рэйки, это именно для вас. Потому что все мы индивидуальны.

И Рэйки учит нас индивидуально, потому что мы являемся Рэйки на определенном уровне, и что мы делаем, так это начинаем соответствовать естественной энергии Рэйки. Соответствовать внутри самих себя самим себе, и когда я впервые заметила это слабое подозрение, вот тогда я почувствовала понимание того, что сказала когда-то моя мать: «Ты потерянная душа». Потому что так и было, я не была соединена со своей душой, я не была соединена с тем, кто я была в своей сути. И из-за этого я видела себя только в отражении других людей. Что они думают обо мне? Одобряют ли они? Делаю ли я то, что от меня ожидается, потому что мои родители сказали вот это, а друзья сказали это, или учителя в университете сказали вот это… Знаете, у меня не было собственного бытия, я всегда находилась в реакции на что-то, что происходило вокруг меня. Почему мой внутренний повстанец так много и часто использовался? Это потому что я не понимала, что я могу иметь доступ к самой себе и исходить из своего внутреннего бытия, а не реагировать на окружающее. Это очень, очень глубокий урок, которому Рэйки научило меня, и все еще продолжает учить меня.

Что ж, представьте то время, в начале 1980-х, когда Хавайо Таката была тем Мастером, которого мы знали, она была как мама Рэйки, хотя ей, скорее всего, не понравилось бы такое название. И было 5 тысяч студентов Рэйки во всем мире, и мы были вроде как такие: «Ну ладно, я полагаю, что я буду сейчас учить», и мы ехали, куда нас звали, а потом там студенты «заканчивались», и некого было учить, и я полагаю, что мы практиковали. Новые мастера, которых инициировала я или другие мастера, которых инициировала Хавайо Таката, они ездили и говорили: «У меня есть список ожидания, но, возможно, у меня не всегда будет список ожидания, и что же я буду делать после этого?». А я говорила: «Что ж, я не знаю, давайте просто подождем и посмотрим».

Теперь-то мы знаем, что не было столько людей, которые хотели бы Рэйки, и Рэйки пришло к миллионам людей, но как это случилось? Когда Рэйки начало распространяться по миру, культуры и индивидуальные люди стали делать Рэйки своим собственным. Они стали менять форму Рэйки, некоторые стали сами решать, платить за Рэйки или не платить, некоторые исключили принципы, потому что не могли соотноситься с ними, некоторые не хотели иметь гуру, так что Духовная линия была неважна для них, некоторые не могли поверить в историю, как и я сама, но им Хавайо Таката не рассказывала эту историю. Так что они были лишены той части, которая касалась того, что Хавайо Таката говорила правду, у них не было такого переживания. У них было переживание такого чувства молодого мастера: «Боже, я надеюсь, что это правда, ведь мне придется рассказывать это своим студентам, и я надеюсь, что они поверят, и не уйдут с занятий», и т.д. И я сама так думала, знаете ли, несколько лет. Но все мы получили такой опыт, вот как один мой студент пришел к нам, и сказал: «Знаете, я пришел, чтобы еще раз побыть на занятиях, и больше всего я хочу услышать Историю». Потому что была некоторая энергетика, которая передавалась, когда мы рассказывали Историю, и которая по-другому просто не присутствовала. У меня до сих пор нет этому объяснения.

В конце 1980-х люди, которые сделали Рэйки собственной практикой, стали очень заметными. И в 1990-х это так пышно росло, что все эти формы Рэйки стали расцветать, и я должна сказать, что у меня ушло 5-6 лет и много терапии, чтобы прийти к такому месту, где я могла бы принять это. Для меня это было в противодействии и непочтительно к моему Мастеру, Хавайо Таката. Это было не по поводу того, правильно это или неправильно, это было об уважении от мастера к студенту. И потом я начала встречаться со студентами этих разных практик, и я поняла, что они также получают большую пользу. Затем у меня возник вопрос: «Как я могу отрицать эти другие практики? И как я собираюсь обращаться с ними?»

И затем я начала свое путешествие в том, чтобы действительно быть способной, как я надеюсь, в конце концов, быть ясной в своей собственной практике и приветствовать присутствие других практик, быть способной понимать богатство узоров на гобелене Рэйки, в который вовлечены все эти другие практики. И что некоторые цвета на этом гобелене потускнеют, и появятся другие, некоторые нити останутся сильными и станут основными нитями в ткани, которые сохраняют всю ткань, и это наша человеческая природа – ткать гобелены, гобелены наших жизней, наших сообществ, наших практик. Наша работа прямо сейчас, как я чувствую, заключается в том, чтобы шагнуть в то, чтобы стать Мировым Сообществом, без состязания. Это моя работа сейчас, это то, почему я здесь, и это то, почему я хочу проводить вебинары, потому что так много людей живут в местах, куда я никогда не поеду, я не смогу быть доступна для всех и каждого, и вот мы здесь, в век вебинаров, и это та середина, где в маленькой деревушке в Индии, или в городе в Африке, или где-то в степях Сибири, мы все можем сесть за свои компьютеры, и быть вместе. И это просто затрагивает меня так глубоко, так что я хочу поблагодарить Рэйчел, потому что это по-настоящему важно для меня – быть с вами сегодня. 

Рэйчел: О, спасибо. Я так благодарна, что могу быть с тобой, и быть со всеми, кто сегодня присоединился к нам. Спасибо.

Филлис: Пожалуйста. ОК.

Рэйчел: Хочешь ответить на некоторые вопросы?

Филлис: Да, я отвечу. Был вопрос о том, не могу ли я больше рассказать об истории моей жизни в Рэйки, я надеюсь, что я уже сделала это для тебя, Келли.

Был вопрос о том, какое руководство было самым запомнившимся и самым глубоким, которое Хавайо Таката передала мне? И в своей истории я уже сказала, что это фраза: «Дай Рэйки научить тебя». И я действительно поощряю вас в том, чтобы вы применили это к себе. Знаете, Рэйки, энергия, это что-то такое, с чем человечество пытается соединиться с начала времен, потому что мы родились в мире, полном чудес, такими, как солнце, которое поднимается каждое утро, - это же чудо. Луна восходит каждый вечер, - это чудо. Затмения – это невероятные, потрясающие чудеса, и то, что мы остаемся в живых в конце каждого затмения, - это чудо. То, что мы просыпаемся каждое утро, и мы живы, - это чудо. Все эти чудеса!

Кто управляет всем этим шоу? Это был основной вопрос за все эти годы. И сказать по правде, я не знаю. Я не могу сказать, что это Рэйки, на самом деле, но для меня одна из вещей, которые были так важны в моей жизни и в моей духовной жизни, это то, что мне нужно было что-то, что было бы нейтральным, чтобы я могла исследовать эти вопросы. Не церковь, у которой есть свое понимание и своя система убеждений, и с которой у меня были трудные времена, но что-то, что было бы нейтральным, и что дало бы мне настоящий опыт, настоящее переживание. И когда я кладу руки на другого человека, и чувствую, что нет разделения между мной и этим человеком, мои руки проникают в его тело, и я думаю: «Вот кто мы на самом деле есть». Так что дайте Рэйки научить вас, для меня это потрясающая маленькая фраза, которая наверняка останется со мной до конца моей жизни. Я надеюсь, что и в вашей жизни тоже.

Извините. Отвлекусь на минуту.

Рэйчел У Филлис есть еще пара вопросов, которые были присланы заранее. Те из вас, кто сейчас с нами, во время эфира, вы можете в чате написать ваши вопросы. Я постараюсь собрать их, передать Филлис как только она ответит на вопросы, присланные заранее. Филлис, чтобы ты знала, - мы тут получаем много благодарственных высказываний в чате, люди рассказывают, что у них слезы радости наворачиваются, и они записывают за тобой, когда ты сказала «Мировое сообщество без состязания». Люди находятся на энергетическом и эмоциональном уровнях, и мы приветствуем новые вопросы, а я опять передаю слово Филлис. 

Филлис: Спасибо, Рэйчел. Этот вопрос был действительно замечательный для меня, и мне нужно было подумать об этом, так что я рада, что этот вопрос был задан заранее.
И вопрос такой: «Чувствовала ли ты когда-нибудь себя заблокированной, и просто неспособной задать своему мастеру все вопросы, которые были у тебя в уме, потому что ты боялась и не хотела беспокоить своего мастера, или что твои вопросы могли быть интерпретированы твоим мастером, как глупые? Как ты решала такой вопрос?»

Что ж, такого вопроса у меня никогда не было, я так думаю. Как я уже говорила, стиль обучения моего мастера и моей бабушки был в том, чтобы просто учить и дать мне практиковать. Практиковать, практиковать, практиковать. Дать Рэйки научить тебя. И я так чувствовала, что у меня есть доступ ко всем библиотекам, которые мне были нужны. Я не знаю, сможете ли вы это себе представить, но в те дни, когда я училась Рэйки, книг не было, не было интернета, у нас не было персональных компьютеров, телефоны были вообще роскошью, и люди не часто звонили, особенно куда-то далеко. Полететь в другую страну было экстраординарным событием. Теперь мы самолетами пользуемся, как автобусами. Это было в совершенно других временных рамках. Это было так волнительно, то, что я получала через мои руки, что у меня и не было вопросов. Некоторые вопросы, которые у меня все же были, я бы сказала, что они были отклонены моей бабушкой, очень кратко, например, в первое лето я поехала с ней в Пуэрто-Рико, и в конце этого лета мы поехали в Британскую Колумбию.

В Пуэрто-Рико я встретилась с людьми, которые приходили на занятия, они были все в костюмах при галстуках, а женщины были одеты в тонкие платья точно по фигуре, были на высоких каблуках, у них были прически, макияж, ну, они были потрясающие. Надо помнить, что это Пуэрто-Риканское общество, это латино-американское общество, и таким образом они выражали уважение ей. Можете себе представить, как они обменивались сеансами в такой очень формальной одежде, как они пытались забраться на стол для сеанса в таких узких юбках. Я не могла соотнестись с этими людьми в то время, мой гардероб, как у лыжницы, состоял из джинсов и футболки. И волосы у меня были до пояса, и я приехала в Британскую Колумбию, чтобы быть в лесу там, и я встречала таких же людей, как я сама, у всех были длинные волосы, включая мужчин, женщин, детей – у всех. Когда они пришли на занятия в дом Ваньи Тван, они привели с собой своих коз, собак, детей – всех, потому что не было на кого их всех оставить, пока они были в отъезде. Готовили все вместе, они все привезли собственной выпечки хлеб и т.п.

И одна женщина мне сказала: «Я тебя знаю еще из прошлой жизни». А я про себя подумала: «О, это странно. Что это еще за прошлые жизни?». Я подошла к своей бабушке и спросила: «Что за прошлая жизнь?» А она сказала: «Фантазии!». Вот и все. А я подумала: «Интересно». Пару дней спустя Джейн, эта женщина, подошла ко мне и говорит: «Теперь я знаю, где я тебя встречала». Я спросила: «Правда?». И она сказала: «Да, на Плеядах». А я подумала (я была очень хорошим скаутом, я состояла в скаутах 10 лет и у меня значок был скаутский, такое созвездие). И единственные Плеяды, которые я знала, это вот скопление звезд в небе. Так что я сказала: «Ты имеешь в виду созвездие?» Она сказала: «О, да. Именно». И я знала, что я не могу пойти с этим к бабушке и сказать: «Как ты думаешь, у меня была прошлая жизнь на Плеядах?» Потому что я уже знала, что она ответит. «Фантазии!» Это было потрясающее учение для меня – оставаться в Рэйки, позволять всему этому опыту приходить ко мне, но не быть захваченной этим в плен. Она не сказала: «Не верь этому». Она просто сказала: «Это фантазия», это было фантазией для нее. Потому что для нее физическое переживание Рэйки – вот что должно было учить меня, и оно учило ее саму. 

Как мастер, у которого есть свои студенты и которые говорили мне те же вещи: «Я не хочу беспокоить тебя, потому что ты очень занята» или «Наверное, ты подумаешь, что мой вопрос глупый», а я много слышу таких вещей, и я хочу, чтобы вы знали, что вообще не существует глупых вопросов. Если у вас есть вопросы, то эти вопросы – это ключи к знанию. Это не о том, что кто-то осуждать вас будет, насколько вы умники. На самом деле, чем вы умнее, тем больше вопросов у вас возникает. Это то, что я думаю. Это означает, что вы любознательны, вы хотите узнать, как что-то работает, как эти две вещи совпадают вместе, или хотите знать: «Как я могу получать такой опыт и все еще быть грубым с моей собакой?». Это те вопросы, благодаря которым мы растем, они несут нам новое понимание. Так что, пожалуйста, не прекращайте задавать вопросы, и пожалуйста, позвольте себе уверенность в том, чтобы знать, что вопросы – это начало, а не конец.

Следующий вопрос, который у меня есть, такой: «В западных Рэйки практиках я вижу или слышу о многих людях, комбинирующих/рекламирующих Рэйки с другими вещами - кристаллы, чакры, медиумизмом, шаманизмом. Это что-то такое, что являлось частью Усуи Шики Рэйки Риохо, как практики, которой учила Хавайо Таката-сэнсэй или Хайаши, или Усуи-сэнсэй? Если нет, то что ты думаешь о комбинировании этих практик с Рэйки Риохо?».

Практика, в том виде, в котором она пришла ко мне через Хавайо Таката-сэнсей, была чрезвычайно проста. Ее занятие длилось 2 часа, занятий было 4 в течение четырех дней подряд, она не включала в занятие дополнительный час на сеанс по первой ступени между студентами, она ожидала, что люди будут практиковать после занятий, но она не собиралась быть там, чтобы отслеживать это. Это не было ее ответственностью. Она проводила время на занятиях, показывая позиции рук: раз, два, три, четыре. После показа немного было о чем говорить. Она говорила так: «Если вы можете считать до четырех, то вы можете практиковать Рэйки». Она рассказывала много историй о своем опыте в Рэйки. А люди спрашивали ее: «А что по поводу лечения рака? Что по поводу лечения эпилепсии?» И у нее всегда находилась история, и эти истории были очень, очень обогащающими в своем учении, и когда вы продвигались в долгосрочные отношения с практикой Рэйки, становилась очевидной глубина этих историй.

Что я узнала из историй Хавайо Таката и ее способа рассказывать их и обучать, это то, что вначале мы получаем первое впечатление, но это наши проекции, и ваша готовность воспринимать все, что она говорила. Затем, когда вы больше практикуете, и начинаете больше понимать о том, как работает Рэйки, вы начинаете понимать тонкие сообщения и уроки в этих историях, которые очень глубокие. И я чувствую, что на каждом уровне Рэйки, до которого я дохожу, я имею в виду не уровни инициации, а мои собственные уровни понимания практики, мое понимание ее и ее учения становятся все более глубокими. 

Так что нет, она не использовала ничего. Не было кристаллов, кристаллы тогда не присутствовали в поле зрения, чакры – это была часть индийской практики, а не Рэйки, и они все еще часть индийской практики из Восточной Индии, аюрведической медицины и йоги, которые сами по себе являются практикой на всю жизнь. Медиумизм – нет, и шаманизм – нет. И я уверена, что Хайаши-сэнсэй и Усуи-сэнсэй тоже не включали это, потому что это не те практики, которые была очевидны в те времена, когда они жили, но могли быть другие вещи, которые выглядели похоже, но назывались по-другому. Так что я, на самом деле, не могу ответить, за Усуи и Хайаши ясно, я только полагаю, что раз это не пришло через Хавайо Таката-сэнсэй, значит, это не передавалось дальше этими двумя Мастерами. 

А какой у меня процесс был с этим? Что ж, когда я только начала обучать Рэйки в начале 1980-х, я была чрезвычайно строга на эту тему. И по-настоящему запутывающей частью было то, что у меня было много массажистов, которые приходили и обучались Рэйки, и они говорили мне: «Как я могу не передавать Рэйки человеку, которого я массирую?» И я говорила: «Это действительно хороший вопрос».

И я в конце концов пришла вот к чему (пытаясь сама разобраться в этом, потому что я еще и получала много сеансов массажа, я люблю получать массаж, и я хочу, чтобы у моих массажистов было Рэйки, так что мне самой нужно было это выяснить), так что вот какой образ важен для меня: когда мы вступаем в практику Рэйки, мы вступаем в процесс регенерирования (возрождения) нашего уникального человеческого себя. У нас уже есть Рэйки, как мастера во время инициации, как я чувствую, мы позволяем человеку Вспомнить Рэйки – с большой буквы В – через его тело и через его осознанность. Чтобы мы могли иметь осознанные отношения с этой энергией Рэйки, Вселенской Жизненной Энергией. И, конечно, если у нас есть преданность нашей практике Рэйки – сеансы себе, сеансы другим, жизнь по принципам и так далее – это повлияет на все, что мы делаем. Это не комбинирование для меня, это жизнь в Рэйки и возможность делиться этим естественным способом. 

Если я массажист, и делаю массаж, и у меня практика массажа, то все, что я делаю, приходит через эту практику, например, если я массажист, и я забочусь о своем теле, питаясь по правильной диете, то тогда эта забота придет через массажи таким же образом. Это часть того, кто я есть. Вот та часть о комбинировании выглядит вот так: кто-то делает мне массаж, - а это часто случается, если они студенты Рэйки и они знают, кто я такая, что я мастер Рэйки, например, и раньше, когда они доходили до места, где они не хотели причинить мне боль, потому что они чувствовали, что если они будут с силой работать с моими плечами, это будет слишком больно, они останавливались и давали мне Рэйки. И я им говорила: «Я пришла сюда на массаж, а не на Рэйки». «А, ну ладно». И в конце они, скажем, клали руки мне на глаза, это была позиция Рэйки, и я говорила: «Знаете что? Я пришла сюда на массаж, не на Рэйки. И что бы я хотела, так это чтобы вы массировали мне голову, мне это нравится, одна из любимых вещей».

И я поняла, что если вы хотите «доставить» (как я это называю) Рэйки в комбинации с другими вещами, такими, как телесная терапия, когда вы раскладываете кристаллы вокруг кровати, затем укладываете человека, и затем вы читаете нараспев что-то, и делаете позиции Рэйки вместе с позициями, которыми пользуются при работе с полярностью, это не полярность, это не шаманизм, не кристаллы и не Рэйки. Это ваша собственная практика. Это как сеансы Билла, или как сеансы Мелиссы, это ни та, ни другая, ни какая-то еще практика. Это комбинация, и чтобы почтить каждую из этих практик, и чтобы почтить то, что вы ее комбинируете, вам нужно сделать эту комбинацию своей, владеть ею. Тогда это будет в почтении ко всем различным практикам, которые вы включили в такой сеанс. И никто не уходит с ожиданиями, что: «О, в следующий раз я получу сеанс Рэйки, и у меня будут кристаллы разложены вокруг кровати», или «Кто-то будет нараспев что-то читать десять минут». В этом-то и дело. Или так: «В следующий раз я пойду на кристаллы, и кто-то положит на меня руки». Может, и не положат. 

Что важно в наших практиках, и это также касается учения, это то, чтобы мы почитали все практики. Комбинирование практик может оказаться эффективным для одного человека, а для другого нет. И что важно для меня, это чтобы к каждой практике мы относились как к сущности, и к этим сущностям/практики нужно относиться с уважением и почтением. Мне нравится работа с кристаллами, люди которые подлинно (я говорю «подлинно», имея в виду, что они посвятили свою жизнь этому, как я посвятила свою жизнь Рэйки), те люди, которые посвятили свою жизнь работе с кристаллами, у них есть дар, которым они делятся с людьми, и я хочу чтить этот дар, я не хочу, чтобы его смешивали с чем-то еще. Это мое личное, собственное отношение. И это то, как я учу на своих занятиях, я говорю: «Знаете, если вы массажист, и хотите кому-то сделать сеанс Рэйки, то просто скажите: Послушай, в следующий раз я думаю, что пользу тебе принесет Рэйки. Может, я сделаю тебе сеанс Рэйки? Давай попробуем, и посмотрим». Тогда этот человек может выбирать то, чего он хочет. Вот такой долгий ответ на этот вопрос. И я надеюсь, что он поведет вас в направлении понимания, что мы хотим почтить не только практику Рэйки, но еще хотим с почтением относиться ко всем другим практикам, которые приходят к нам, потому что в них тоже есть дух. И этот дух подпитывается теми людьми, которые хранят и берегут эту практику, как священную. 

Этот вопрос также относится и к следующему вебинару, но он сейчас обладал потенциалом. И я собираюсь ответить на него сейчас. «Как мы, являясь сообществом, можем вернуться к основному способу практики Рэйки – простому наложению рук? Позиции рук – прикасаться или не прикасаться? Уместность, этика границ прикосновения»

Что ж, я чувствую, что это определенно вытекает из всего того, что я сказала о стиле обучения Хавайо Таката. И способ, каким появились все эти другие практики Рэйки. Так что стиль практики Хавайо Таката был основным способом, он основан на клинической модели, где есть форма сеанса, и эта форма, эти позиции рук, дают вам, как практику, ключи к тому, что происходит внутри этого человека, этого существа, лежащего на столе. Также это дает сообщения тому человеку, которому делают сеанс. Если человек на столе будет получать такой же сеанс, как сегодня, но каждый день будет получать отличающийся результат, то тогда этот человек может знать, что это он реагирует на сеанс, а не сеанс реагирует на него. Очень интересно. Есть много практик Рэйки, где используется интуиция, как гид, который ведет ваши руки, и также это является правдой и для практики Хавайо Таката, но основная практика уже установлена. Для других практик это не является правдивым, у них нет основных форм для позиций рук, и лично я чувствую, что если мы отступим на несколько шагов назад, и увидим, что у некоторых людей нет позиций рук, они не касаются руками, они вообще едва используют руки, это все ментально. Некоторые используют позиции рук, но это по интуиции, их этому не обучали, они не дотрагиваются до тела. Другие дотрагиваются, но все по интуиции, а для других это все считается формой. А для других все по-другому. Знаете, это все о том, чтобы иметь все цвета радуги в одной практике.  

Мне не нравится получать сеансы без того, чтобы на меня клали руки, но это мое личное предпочтение. И это действительно отличается от того, чтобы сказать: «Эта практика не действует». В этом-то и разница между этими двумя вещами. Вы можете попросить сделать вам сеанс так, как вы хотите, чтобы вам сделали, это так для докторов, для дантистов, для учителей, для механиков по машинам. Знаете, мы идем к механику по машинам или к доктору, который лечит в соответствии с нами, как с людьми. Так что давайте не пытаться сделать так, чтобы все были одинаковы, потому что мы не одинаковы. Люди не одинаковы, мы никогда не вернемся как сообщество к одному стилю Рэйки. Это просто невозможно. И я не могу сама поверить, что говорю это, но это даже нежелательно. Нам нужно иметь все эти разные практики, чтобы люди могли прийти к Рэйки так, как чувствуется комфортным для них, люди идут к другим мастерам, потому что они никогда бы и не пришли ко мне из-за того, как я обучаю, и для меня это нормально. Потому что всегда есть кто-то, кто обучает так, как сработает для них. В этом богатство нашего сообщества сейчас, и это наша работа прямо сейчас – жить в этом богатстве, и видеть это богатство, а не желание контролировать, потому что очень рано, одна из первых вещей, которым я научилась в Рэйки, это: «Ты не контролируешь». 

Закончили с вопросами.

Рэйчел: У нас осталось 17 минут, и я бы хотела, чтобы мы поработали с вопросами, которые были заданы онлайн, один из них был о том, что вот людям понравился вебинар, и есть ли возможность продолжать это в будущем? Рекомендации сделать это еще, и я хочу, чтобы вы все знали, что это и есть наше намерение – проводить это регулярно, и у нас написано предварительное расписание. Я разошлю это через имэйл и поделюсь этим, а когда мы завершим это мероприятие, я также скажу, когда наше следующее занятие. Оставайтесь с нами до конца, и я поделюсь деталями, а пока, по крайней мере, один из вопросов еще будет.

Филлис: Один вопрос – это будет замечательно. 

Рэйчел ОК. Энн спрашивает: «Филлис, когда я слышу, как ты рассказываешь свою историю о том, как по-другому все было в тех временных рамках, в 1980-х, когда я вижу, как быстро меняется мир, я часто изумляюсь, как я могу подготовить себя к этому, как молодой Рэйки мастер? Что понадобится завтрашнему миру, какие у тебя мысли об этом?»

Филлис: Ага, отличный вопрос. Что ж, я возвращаюсь в то место, где я молодой мастер, и где моя бабушка только что умерла, это было всего два года, как я обучала, и я тогда решила, что я перестану обучать, потому что я не могла принимать 150 долларов за первую ступень, потому что я не была Хавайо Таката, и я знала, что мое Рэйки не было настолько хорошим, как у нее, передо мной была эта дилемма, и я подумала: «Я не могу больше учить». Так что я отменила занятия во многих группах, и села с другими молодыми Рэйки мастерами, слава Богу, что они у меня были, эти коллеги, «жевали одни и те же кости» (особое выражение), и мы так и не пришли к какому-то хорошему ответу. Закончилось тем, что я решила для себя: «Возьми деньги, и посмотри, что получится». И я поняла, что деньги никакого отношения ко мне, Филлис, не имеют. Деньги были обязательством для этого студента по отношению к Рэйки, а я была представителем практики Рэйки. И я приняла это обязательство от них, и это было честью для меня. Но если бы я не перестала практиковать на некоторое время, я не думаю, что я бы не пришла к пониманию таким образом. Я делала сеансы себе, я посылала Рэйки этому вопросу, хотела к экстрасенсу пойти, чтобы связаться с бабушкой, и задать ей этот вопрос, но мне так и не хватило храбрости сделать это, потому что я чувствовала, что ее ответ будет таким: «Дай Рэйки научить тебя». 

Когда я оглядываюсь на эти дни в своем прошлом, и я думаю, что это было поворотное время в моей жизни, как Мастера, я понимаю, что Рэйки дало мне эти ситуации, как вот эта, с деньгами, чтобы я разобралась с собой, и я, как молодой мастер, пришла к тому, что я не могу слушать кого-либо другого, я должна слушать саму себя, и я должна быть на 100% стоящей за тем, что я делаю. Так, чтобы в будущем, если я узнаю: «О, это была ошибка», чтобы я могла сказать: «Я сделала ошибку. Я сожалею, теперь я буду делать по-другому». И в то время, когда происходило вот это «инь-ян» с деньгами, у меня также были трудности с тем, что иногда называют «проводка» после сеанса. Это проведение пальцами вокруг и вдоль позвоночника несколько раз. Я не знала, как этому обучать, я думала, что это немного странно, и я просто хотела избежать этого. Так что я удалила это из своего обучения. В 1992-м году, десять лет спустя, нас с Полом Митчеллом попросили на Рэйки Альянсе, чтобы мы «принесли» туда учение Хавайо Таката, чтобы они понимали, чему она обучала.

И когда мы с Полом сравнили нашу практику обучения, выяснилось, что он, конечно же, не убрал это из своего обучения, нам пришлось долго беседовать на тему того, что это за «проводка», что она означает, важно ли это делать, и потом я поменяла свою практику на прежнюю. Я сделала, научилась этому обучать, теперь я обучаю этому на всех своих занятиях, у меня нет хорошего объяснения этого, но я обучаю все равно, потому что у меня нет объяснений многим вещам, которым я обучаю, например, почему мы кладем руки именно в это место. Но уже в это время, 10 лет спустя, в начале 2000-х, когда мы с Полом работали вместе, проводя мастерские интенсивы в течение 10 лет, мы поняли, что мы делали, мы создавали сущность «Тела Мастера», которые практиковали одну и ту же практику по сути, хотя иногда они приходили из совсем разных форм Рэйки, и у них была общая практика. Интересная часть была в том, чтобы вкладывать в это энергетику общей практики. И уже из этого пришло больше понимания, что означало Рэйки, как духовная практика, и также мы стали исследовать вопрос: «Являемся ли мы Мистическим Орденом?».

В моей Рэйки жизни я просто вижу, что Рэйки приносит мне эти вопросы и эти моменты понимания, позволяющие мне выстроить и подготовиться к следующим шагам. Я могу это видеть в своей жизни на уровне личных отношений, отношений с родителями, с братьями и сестрами, в отношениях с Землей. Рэйки всегда давало мне возможность следующего шага. Пол Митчелл, мой коллега, с кем я обучаю, однажды сказал нечто очень простое, но очень глубокое для меня: «Рэйки исцеляет нас так, чтобы мы могли сделать следующий шаг». И это очень важный кусочек для меня в подготовке к будущему. Нам не нужно быть святыми, нам нужно быть подлинными. А подлинными – это то, кто мы есть вот в этот момент, и если у нас хватит храбрости быть тем, кто мы в этот момент, то в этом и смысл того, чтобы стараться, и также делать то, что мы можем, для будущего. 

Рэйчел Замечательно. Я хотела бы уловить эти цитаты. Осталось несколько минут на вопросы, я бы хотела взять еще один. Вопрос от Лидии: «Хорошо ли снова контактировать со студентом, от которого ты, как мастер, давно не слышала ничего?». Вопрос интересный.

Филлис: Да. Прежде всего, я не знаю, хорошо это или плохо. В учении Рэйки для меня я поняла, что нет правильного или неправильного, нет хорошего или плохого. Так что мой непосредственный ответ на этот вопрос будет таким: «Если ты чувствуешь себя обязанным связаться со своим студентом, и неважно, какая причина, действуешь ли ты через Рэйки, действуешь ли ты, чтобы быть подлинным собой, - делай это». 

Рэйчел Хорошо. И вместе с этим, есть еще один вопрос, несколько похожий, он от Ренаты. Я послала ей заметку, но думаю, что будет хорошо получить подтверждение от тебя. Рената спрашивает: «Я не обучаю Рэйки последние 10 лет. Могу ли я начать опять?».

Филлис: Конечно. И, как мастера, мы являемся студентами Первой ступени, студентами Второй ступени, и мы Мастера. И что важно для меня, так это чтобы твоя практика Первой ступени была «жива» и с ней было бы все в порядке, чтобы твоя практика Второй ступени была «жива» и с ней было бы все в порядке, это чтобы ты делала сеансы себе, сеансы другим, в какой бы форме тебя ни обучили, чтобы ты действительно расцветала в этой практике, и чтобы ты открылась тому, чтобы учить, и когда ты это сделаешь, студенты придут к тебе. Когда ты будешь готова.

Рэйчел замечательно. Мы все еще получаем много вопросов и выражений благодарности, Лидия благодарит за ответ. Мы подходим к завершению, хочешь ли ты что-нибудь сказать о нашем следующем мероприятии? 30-го августа.

Филлис: Вот что волнительно для меня этим летом, это то, что я буду путешествовать в конце года, так что я буду в других временных зонах. И это всегда было моей мечтой вести вебинары в разных зонах времени, я в августе буду в Берлине, Германия. Мы собираемся сделать вебинар в 6 вечера, люди на Гавайах и в Америке смогут присоединиться, не знаю, как в остальном мире. У меня только закончится 6-7 дневная конференция Международной Ассоциации Истории Религий, которая будет проводиться в городке Эффорт, примерно час езды на восток от Берлина.  Причина, по которой я еду на эту конференцию, в том, что вот есть такой человек, Джастин Стайн, он исследователь, он пишет диссертацию, имеющую отношение к исследованию истории Рэйки, и японка, которая также пишет диссертацию, тоже о Рэйки, они будут представлять бумаг, на конференции, я очень захвачена поездкой туда. Это не мой выбор туда ехать, это совсем не часть моего расписания, но я чувствую, что Рэйки мне говорит: «Тебе нужно ехать». И я собираюсь оставаться там следующие 4 дня конференции, потому что всегда появляются эти вопросы: «Является ли Рэйки религией?», «Религиозные ли у нас переживания?», «Отличается ли духовность от религии?», «Религия убивает духовность?», и другие. Все эти вопросы возникают. И мне действительно интересно с исторической точки зрения, и у меня чувство, что я буду гореть после этой конференции. Так что это и тема именно этого вебинара. Мы надеемся, что вы присоединитесь к нам, и порекомендуете другим присоединиться к нам, это так трогательно быть с вами и иметь возможность прикоснуться к вам, и почувствовать энергию Рэйки на таком расстоянии, где нет времени и пространства. У нас определенно переживание единства. Спасибо вам большое за сегодня.

Рэйчел: Спасибо, Филлис. Мы пошлем вам всем имэйл со ссылкой на регистрацию на 30 августа. Я немного знаю о ее расписании, и все вы, кто комментирует онлайн, люди, которые знают Филлис, встречались с ней лично, а я мастер-подросток, и Филлис путешествует последние 30 лет, и проводит время с людьми Рэйки, говорит о Рэйки. И я надеюсь, что я помогаю расширить понимание того, что возможно. 
Как вы знаете, это наша первая трансляция, как я понимаю, все прошло замечательно, и мы разошлем ссылку на повтор, многие из вас просили об этом. И следующую сессию мы собираемся сделать бесплатной. А в будущем, ведь следующая будет последней бесплатной трансляцией, у нас будет в октябре встреча, Филлис будет в Японии, а в ноябре во Владивостоке, Россия, в декабре она будет… дома!

Мы таким образом собираемся создавать мировое сообщество. Регистрируйтесь сами, рассылайте ссылку своим студентам, мастерам и т.д.
Спасибо, что были с нами. Без вас этого бы не произошло. Это наш первый шаг в чем-то очень большом. 
Те, кто задавали вопросы, а Филлис не успела на них ответить, будьте уверены, что я их сохраню, и передам Филлис. И мы найдем способ включить эти ответы в наши следующие беседы. 

Вижу, что многие из вас пишут «Спасибо» и т.д. Мы начали нашу встречу в Рэйки, и давайте закончим ее Рэйки. Знайте, что мы сообщество, прямо сейчас мы соединились в Рэйки, в моменте «сейчас», в осознанности.

Комментарии (0):
avatar