22.09.2019 / 91 / Вебинары Филлис / Гость
23. Что такое Рэйки сертификация?

Перевод вебинара Что такое Рэйки сертификация?

переводчик Нур Степанова

Рэйчел: Мир, любовь и Рэйки всем вам! Я Рэйчел Голдберг, и я приветствую всех присутствующих. 
Сегодня мы говорим о Сертификации в Рэйки и о других различных идеях, которые пришли к вам, когда мы готовили эту тему. Если вы с нами он-лайн, я бы хотела, чтобы вы писали в чате, давая нам знать, откуда вы. (приветствует всех лично). 
Я начну с объявления стандартного, о том, что вы всегда можете присоединиться к обсуждению, которое происходит после каждого вебинара, это можно сделать на ютюб или где-нибудь еще.  

В группе на Facebook, где вы можете присоединиться к нам, ответив на некоторые вопросы, вы можете поделиться своими вопросами, размышлениями. Мы хотим продолжать этот разговор. Продолжаем приветствовать всех присоединившихся.

Филлис сегодня дома, в Грин Вэлли, Аризона. Очень хорошо, что мы можем соединиться вместе и в вебинаре, и в вопросах, и в слушании разговоров. Это демонстрирует вашу соединенность со всеми, кто по всему миру практикует Рэйки в своей жизни, мы получаем также возможность соединиться в разговоре, который проходит между двумя нами, и всеми нами, и мы можем ответить на ваши вопросы. Во время вебинара я помещу ссылку для тех, кто с нами он-лайн, чтобы вы могли послать нам денежную дотацию проекту «Мировой Рэйки Вебинар», чтобы мы могли продолжать проводить эти вебинары каждые 4-6 недель. 

И последнее объявление: вы, наверное, слышали о Встрече Рэйки Вебинаров, будет проходить в Мичигане с 20-го по 24-е июня. Это в США. Осталось еще несколько мест, я помещу в чате ссылку на регистрационную страницу и можно написать, если будут вопросы.

Филлис: Здравствуйте все – добрый день, добрый вечер, или очень доброе утро! Мы рады, что вы присоединились к нам сегодня. Я только увидела, что кто-то находится в Сахаурите, Аризона, а это всего две мили от моего дома. Так что – привет, Кэтлин, здорово! 

Давайте начнем с сеанса себе. Поместите руки себе на тело, куда хотите, а если в вашей практике такого нет, то можете сделать то, что создает вашу связь с этой энергией, и давайте побудем вместе несколько минут. Спасибо большое. О, иногда так трудно возвращаться обратно из этого пространства соединенности. Спасибо, Рэйчел, что сделала вступление, и мы сразу перейдем к этому вопросу.

Вопрос о том, что такое сертификация в Рэйки, это очень интересный вопрос. Потому что у меня всегда было что-то вроде вопроса о личных сертификатах в Рэйки, это такой, что вы могли получить от вашего инициирующего мастера, когда обучались на первую ступень, или ее иногда называют первый уровень инициации. И одна из причин, почему у меня в конце концов появились эти вопросы, это потому что, когда я поняла, что на сертификате пишется: «этим я удостоверяю» или «это удостоверяет, что…», вот это слово «удостоверять (сертифицировать)», предполагает, что есть некое полномочие, некий кто-то, стоящий за этим человеком, мастером, а не просто это индивидуальный человек. Ну, такая идея пришла ко мне. У меня были свои процессы с этим, и все это закончилось тем, что я сделала из этого признание: «Я признаю, что такой-то человек завершил получение и обучение в первой ступени Усуи Шики Риохо», и т.д. 

Это сделало так, что я стала чувствовать себя хорошо, потому что здесь я не чувствую, что я рекламирую или предполагаю, что существует некто за мною, какая-то ассоциация или удостоверяющая организация от правительства, которая сертифицирует кого-то.  Но теперь, когда мы переходим к различным уровням общественной практики, и многие люди начали практику много лет назад, и они писали мне: «Ты знаешь, я хотел получить бизнес лицензию у себя в городе, чтобы практиковать, но у меня попросили копию сертификата, а у меня такой нету, потому что я потерял ее, или мне мастер так и не дал сертификата».

И это привело меня к такому интересному месту. Если бы это были мои студенты, я была бы готова написать им другой «сертификат» или признание, но если это не мои студенты, то я ничего не могу сделать. А теперь,  когда возникает этот «мостик» к различным общественным практикам, это становится все более позволенным в том смысле, что все больше и больше правительство хочет видеть сертификат, и они хотят, чтобы на сертификате было бы написано об организации, которая удостоверяет это. А это переводит нас совсем в другую реальность отношений между правительством нашей страны и общественным здравоохранением. 

Когда я говорю об общественном здравоохранении, это означает, что, говоря очень просто, правительство, с которыми мы живем, одна из их обязанностей в том, что убедиться, что все, что бы ни предлагалось для общественности, делается так, что будет выигрышно и полезно для общественности. Вот почему все лицензирование, удостоверения, мандаты стали очень важны, потому что в теории это единственный способ, по которому правительство может судить, что этот человек помнит о здравоохранении, и у него есть достоверность. Так что это теперь большой вопрос, как это можно создать для практиков Рэйки? Кто будет сертифицирующей организацией, которая встанет за тысячами практиков Рэйки? Как нам донести до людей такое развитие в нашей практике Рэйки?

Я убеждена, что мы находимся как раз на грани рискованного положения с этим развитием, поскольку практика Рэйки встречается с общественностью. И есть много мест, где такие организации взяли на себя работу по поощрению правительства в этой работе, чтобы начать этот процесс создания организации для сертифицирования. В Великобритании есть Ассоциация, которая делала это шаг за шагом, есть такая организация в Австралии, даже две или три, но я так и не знаю, выбрало ли правительство Австралии одну из них, может, те, кто с нами сейчас из Австралии, смогут написать нам в чате? Я знаю, что в Бразилии Рэйки стало частью их системы здравоохранения, и будет создаваться что-то вроде сертифицирующей организации для этого. Я называю все это «выйти из кладовки», кладовка – я имею в виду, что когда мы практикуем народное искусство, это идет через сарафанное радио, если есть реклама, то это, как я надеюсь, не такая реклама, как «Рэйки может исцелить рак, и вот проводится занятие по Рэйки на следующей неделе, и если вы хотите спасти своего кузена или сами спастись от рака, то вам нужно получить Рэйки». 

Есть много извещений о том, что проводятся занятия по Рэйки, но это не реклама. Это может быть очень тонкая разница, а может быть совершенно очевидная разница. Но вот «выйти из кладовки народного искусства», это также не просто волнующе, это уже требуется. Потому что когда мы выходим и создаем общественную практику, то вот, по моему мнению, какой вопрос должен быть у нас: «Как мы будем служить нашей общественности при высоких стандартах заботы, которые только возможны, которые от нас ожидаются, и какое, конечно, общественность заслуживает?»

Одна из частей этого «высокого стандарта заботы» в том, чтобы сертифицировать людей, чтобы общественность и люди знали, что если у практика Рэйки есть определенная сертификация, то они знали бы, что ожидать, они знали бы уровень профессионализма, на который они бы рассчитывали, и они знали бы, что есть конфиденциальность, есть уважение к их личному пространству, к тому, какие они, как человеческие существа, к их личному процессу, там целый список таких вещей. 

Сегодня я собираюсь начать с вопросов, которые остались с вебинара в прошлом месяце, об «Интеграции Рэйки в систему здравохранения», потому что, как я верю, это органично переведет нас к вопросам о сертификации и даст нам некий контекст. Рэйчел, я готова отвечать.

Рэйчел: Первый вопрос пришел от Роба: "Я недавно говорил с профессионалом из системы здравоохранения о Рэйки, и он сказал, что многие из профессионалов от здравоохранения даже не хотят говорить о Рэйки, потому что это считается “New Age”, и там странные элементы в практике – кристаллы, ангелы, гонги, и т.д. Совершенно, что некоторые формы практики Рэйки содержат в себе что-то от New Age, что может чувствоваться как то, чем они усиливают свою практику, а другие предпочитают более традиционный японский подход. Но и те, и другие, как кажется, достигают результата в исцелении. Как же нам пройти через это клеймо, и чтобы люди относились к практике Рэйки более серьезно?"

Филлис: Это очень интересный вопрос, потому что, во-первых, я убеждена, что те странные вещи, о которых он говорит, на самом-то деле обладают исцеляющими качествами сами по себе, и если их подают в определенном контексте, это может быть очень полезным для кого-то. Есть очень интересный процесс, который происходит, и это то, что Рэйки было скомбинировано с другими практиками,  я бы так сказала, и это не только с этой практикой, но и с другими, вот некоторые обучают смеси цигун и Рэйки, и они называют это своей практикой Рэйки, и я согласна с этим.

Но потом они инициируют другого мастера, а в обучении этого мастера нет признания, что цигун это отдельно, и новый мастер выходит, думая, что это тоже Рэйки, а это комбинация двух практик. И когда это происходит, а это происходит со многими вещами и много раз, и я и не знаю, как это снова разъединить, потому что для многих людей их работа с кристаллами «внутри» Рэйки и является Рэйки, это очевидно, что именно так они воспринимают свою практику Рэйки. Я не готова просто встать и объявить, что это неправильно, потому что если они так этому научились, то я же не полиция в Рэйки, я не могу сказать, что это неправильно. 

И что мы можем сделать, думая о сертификации в Рэйки, ведь Рэйки представляют и в медицинских областях, и в системе здравоохранения, это то, что центры здравоохранения решают сами, чего они хотят: человека, который практикует Рэйки, а это может включать в себя его работу с кристаллами, или они хотят сконцентрироваться на том, чтобы проверить практиков Рэйки через собственный профессионализм и личную связь с организациями, к которым они относятся.

Это очень интересный вопрос, позволяющий нам открыться и не пытаться быть полицией для своего собственного сообщества, а я чувствую, что это совсем не тот путь, которым я бы хотела идти. Я это не поддерживаю, потому что чувствую, что я в таком случае превращаюсь в какого-то полицейского, или того, кто кому-то что-то навязывает, а это точно не моя работа. Так что спасибо за этот вопрос, он действительно хороший. Я чувствую, что когда мы придем к сертификации, то этот вопрос опять появится, и нужно будет принимать какие-то решения на эту тему. 

Рэйчел: Прежде, чем перейти к следующему вопросу, я бы хотела поблагодарить Мириам, которая написала в чате: «Рэйчел, в прошлом вебинаре ты упоминала о твоей продолжающейся работе по стандартизации Рэйки, готова ли поделиться?». Я думаю, Мириам говорит об общественной или профессиональной практике в 2016 и 2017 годах, я проводила онлайн интенсивы для людей, которые говорили весьма глубоко о том, чем мы занимаемся здесь, двигаясь к теме сертификации. Мы с Филлис перед этим семинаром собирались поговорить с этой группой, и я не знаю, готова ли эта работа, чтобы рассказать о ней, но мы будем держать вас в курсе, и те, кто в этой группе, ждите письма от меня в ближайшие дни. 

Следующий вопрос был от Кристин: "Как найти подход к организациям, занимающимся ментальным здоровьем и другими? Как преподнести администраторам идею о Рэйки для пациентов? Я специалист по поддержке в большом университете  и психиатрической больнице, и пытался найти путь туда. Пока они не открыты к моим предложениям."

Филлис: Я выключаю звук, потому что тут проблемы со звуком, а если звук выключить, то они исчезают. Но тогда надо включать микрофон.

Кристина, это отличный вопрос, потому что, ты знаешь, я думаю, что мы все пришли из социализации, у которой есть такой «аромат» непонимания, эмоционального стресса, и «ментального здоровья». И потому что это страшновато, там много неизвестного и неожиданного, и много предположений об этой именно области, то добавлять что-то такое, как Рэйки, что само по себе неизвестное, ну, такому человеку действительно необходимо быть храбрым.

И мне нравится история, хочу поделиться. В стране, которая не очень далеко, но это не США, но не буду называть, потому что среди нас могут быть люди, пережившие все это, была мастер Рэйки, она была молода, и работала с психологом,  Доктором медицинских наук, и этот психолог действительно хотела поделиться Рэйки со своими некоторыми пациентами, и как-то так получилось, что этот доктор и мастер, которая была молодой в то время, очень хотели посмотреть, поможет ли Рэйки этим людям в том, чтобы продвигаться в процессе работы с психологом. Она была студентом Рэйки, и начала практиковать Рэйки с пациентами, и обнаружила очень глубокую разницу, и большей частью это было по поводу получения прозрений пациентами, собственных прозрений о себе, они смогли получать прозрения, и они смогли двигаться через эти прозрения, и дальше исходить из них в своих действиях. Затем она решила, что некоторые из них готовы к получению Первой ступени, и вот молодая, новенькая мастер Рэйки устроила ретрит для пациентов, они были там четверо суток подряд все вместе, она начала инициировать их, и сказала, что это был очень длинный уикенд, и что ей было так страшно… И все, что у нее было «в запасе», это было Рэйки. И люди начали просыпаться очень рано утром, или вообще не спали, у них начали проявляться симптомы их психического поведения, и так далее. Она попросила других людей, которые могли делать сеансы, поделать сеансы ее подопечным, и к концу четырех дней весь класс шел своим процессом, и они вышли из него более устойчивыми, видя более четко места прозрения в себе, но она сказала, что так много работы было, и так страшно, что она не представляла, будет ли когда-нибудь еще так делать.

И я не знаю, делала ли она еще такие вещи, она просто рассказала мне об одном таком опыте. Но я также слышала за многие годы разные истории о людях (индивидуально), получивших Рэйки, и что они проработали какие-то собственные вопросы, а я очень оценила ее храбрость и мужество в том, что сделала. 

Иногда подход от профессионалов отличается, потому что у них есть Этический кодекс, а еще у них есть что-то вроде личного кодекса – кодекса целостности. И если они не знакомы с Рэйки, если они не прочувствовали полностью Рэйки для себя самих, если у них не было мужества поделиться этим с какими-то своими клиентами и не посмотреть, какой в этом был процесс, то тогда трудно найти мостик к этому месту внутри них. Возможно, в какой-то момент может прийти пациент, который скажет: «Что ж, у меня есть Рэйки, я делаю себе сеансы, и хотел бы продолжать этот процесс с тобой», и вот таким образом можно представить твою программу.

Часто людям так и представляют другие программы, вот была женщина, работавшая в отделении больницы, выделенное для людей с повреждением мозга. У одной семьи уже было Рэйки, их родственница повредила мозг серьезно в какой-то автокатастрофе, и они начали приходить и давать ей сеансы, и персонал заметил такую большую разницу, что стал просить, чтобы они делали сеансы и другим людям, и затем эта семья связалась со своим Рэйки мастером, и теперь там целая программа в этом отделении. Вот частенько именно так и начинается. Так что будь терпелив со своими друзьями-медиками, будь терпелив со Вселенной, посмотри, что получится. Сожалею, но не могу здесь быть более про-активной, но чувствую, что это придет, когда пространство для этого откроется. Спасибо.

Рэйчел: Следующий вопрос от Дженни: "Прочитав книгу Памелы Майлс «Reiki – a Сomprehensive Guide», я поняла, что одна из основных трудностей, с которыми мы встречаемся, как практики, это общение. Не только с пациентами, но также и с профессионалами от медицины. Ты согласна?"

Филлис:: Абсолютно. Потому что, прежде всего, каждая культура, а медицинские профессионалы это тоже культура, находят свой собственный язык. У каждой культуры свои собственные нюансы. Когда они говорят друг с другом, они используют такой язык, который я, например, не могу понять, потому что я не использую такие слова, и я не знаю, что они означают на самом деле, и затем, потому что у них происхождение медицинское, и потому что, возможно, у них долгосрочные отношения друг с другом, например, как у хирурга и хирургической медсестры, когда они разговаривают друг с другом, они используют сокращения, которые сообщают гораздо больше, чем слова, как таковые.

И это очень интересно попытаться вторгнуться в такой разговор, разве что у вас есть какой-то свой способ вступить в такой разговор, ну, например, вы тоже медсестра, и вы компетентны в таком языке. Тоже самое происходит у людей, которые практикуют Рэйки, у нас есть собственный язык, зависящий от нашей практики, вот, например, люди, использующие ту систему, которой я обучаю, у нас собственный язык. И этот язык развился за последние 30 лет, потому что, когда я только начинала заниматься Рэйки в середине 80-х, мы «заимствовали» термины из других практик, например, люди говорили: «Я вот делал сеанс человеку, и вдруг я почувствовал такую энергию, которая двигалась в солнечном сплетении, и я не знал, что это значит». Возможно, этот человек получил переживание движения энергии в чакре, но, поскольку мы не занимаемся чакрами, я вот не занимаюсь, потому что это часть совсем другой практики, аюрведической медицины, духовной практики из Индии, это не является частью моей практики, и я бы тогда сказала, что это похоже на работу с чакрами… или что Рэйки похоже на массаж, но мы не двигаем руками по телу, то есть мы пытались «заимствовать» термины из других языков, которые были знакомы людям.

А теперь я и многие другие люди, которые мне помогали, мы развили язык, относящийся к нашей практике Рэйки. И самые последние дополнения к этой практике, я имею в виду язык, для меня это вот эта фраза: «Воплощённая практика», она пришла из Японии, она об устной традиции, о том, чтобы у вас был мастер, ведущий вас по этому пути, позволяющий вам получать опыт практики настолько глубоко, что она становится частью того, кто вы есть, она проникает в ваше тело, становится воплощением. Я также понимаю через собственный опыт, и через опыт других, что у меня и тело изменилось физически во мне самой через эту практику, прямо физически изменилось, и меня не удивляет, когда другие говорят о том же. И эта фраза «воплощённая практика» позволяет мне открыть целое другое понимание языка практики Рэйки.

Я думаю, что если какой-то человек пойдет на профессиональный уровень практики Рэйки, которая все еще у нас впереди, то очевидно, они смогут понимать и доносить на другом языке, вот как язык медицинских работников, и это принесет много помощи. Но есть и другие языки, например, язык, который используется в центрах помощи злоупотребляющим алкоголем и наркотиками, и это уже вписалось в их культуру. Также гериатрическая (связанная с геронтологией), т.е. работающая в домах престарелых для людей с болезнью Альцгеймера и т.д, это еще один язык, а в хосписах – еще один язык. И нам надо не только выучить эти языки (что является внешней стороной), но также и выучить то, что они означают и воплощать это в себе, чтобы, как практики Рэйки, когда мы придем в хосписы, в те ситуации, что там происходят, чтобы мы могли на самом деле понимать и на самом деле сдаться не только языку, но и самой культуре этого. И что здорово по поводу хосписов, так это то, что там обучают волонтеров и тех, у кого члены семьи там находятся. Чтобы вы могли научиться их культуре, их языку, и это здорово. У нас нет таких отношений пока с медицинскими сообществами, но я думаю, что это уже близко к нам. Спасибо.

Рэйчел: Спасибо Филлис, пока ты говорила, Рам предложил книгу, в которой говорится о том, как помочь понять медицинский язык, написанную Элом Бернеттом и Энн Чемберс, называется «Рэйки Энергия Медицина». Я ее не читала, но кто-то читал, и говорит, что помогает. Следующий вопрос от Астрид: "А миссис Таката обучалась основам медицины? Если нет, то зачем профессиональным практикам изучать это сейчас? Действительно ли это так необходимо получить образование и знать основы медицины?"

Филлис:  Я не думаю, что у моей бабушки было формальное «медицинское» образование, и я думаю, и я не знаю, что ты имеешь в виду, говоря это, я перевела бы эти «основы медицины» для себя, как «физиология».

У меня есть идеальный курс для профессионалов, кратко излагающий что такое профессиональная практика. И в это включена не только физиология, но и понимание того, как наше тело работает в основе своей. Например, как обычные клетки восстанавливаются, и в чем разница между ними и раковыми клетками, как они воспроизводят себя. И что это, что пытаются сделать лекарства, и как они пытаются вторгнуться в воспроизводство раковых клеток, и как симптомы рака «уходят, исчезают». Я думаю, что это действительно важно на профессиональном уровне, потому что потом вы можете, в общем-то, поговорить с онкологом, быть способным услышать их язык и поговорить на нем, и вам не нужно знать всю глубину того, что знают они, все, что вам нужно, это знать основные вещи.

Ну, вот если бы вы поговорили со своим механиком о том, что у машины есть двигатель, есть шины, есть подвеска, система тормозов, и достаточно размытого представления, как оно все работает. Хотя я сама еще учусь этому, потому что моя нынешняя машина полностью компьютезированная, а я понятия не имею, я думала, что сама могу заменить масло, но я уже не могу, потому что машина уже сделана по-другому. Знаете, вам нужно идти в ногу со временем. Это еще и другая вещь, ведь в медицине в наши дни столько механизмов! И я даже толком не понимаю, что они все делают, или что им полагается делать, может быть, это реанимация, а может, не реанимация?  Знаете, столько этих разных видов информации, которые действительно полезны для профессионального уровня практиков.

А для практиков народного искусства – это не обязательно. Совсем. Вам не нужно ничего знать о теле, потому что ваши руки скажут, где течет энергия, и вы не являетесь частью этого разговора, для меня, когда вы делаете Рэйки, вы там находитесь, чтобы открыть пространство для человека, которому вы делаете сеанс, чтобы он, в основном, исцелял себя. И это мой итог, но когда вы доходите до места, где вы взаимодействуете с другими профессионалами от здравоохранения, и здесь я имею в виду доверие, надежность, в хорошем смысле, не потому что люди думают, что мы врем людям по поводу Рэйки, а то, чтобы мы могли поговорить, и чтобы было доверие, чтобы было полезно и для пациента, и для вас, и для другого профессионала, который заботится об этом человеке. Вот почему это важно – для меня.

Рэйчел: Спасибо, Филлис. Следующий вопрос от Энн: «Придет ли время в ближайшем будущем, когда сертификация будет законным требованием для Рэйки практиков?»

Филлис: Да, я в это верю, и я надеюсь на это. Люди думают, что я сумасшедшая, но одна из причин, как я уже только что сказала, это то, что это практика народного искусства, это то, к чему мы все привыкли. И мы все оттуда пришли. Когда мы получаем Первую Ступень, затем Вторую, затем, даже когда идет подготовка на то, чтобы стать мастером и начать обучать, я, честно говоря, в моей работе всегда, включая прямо сейчас, я чувствую, что я всего на шаг или два впереди своих студентов. Я не эксперт. У меня больше опыта, нежели у студента Первой Ступени, который практикует Первую Ступень, скажем, 10 лет, но это не означает, что он несет меньше информации, полезной информации, совсем нет, не обязательно.

Это путь, и я чувствую себя, как тот человек, о котором рассказывал буддистский монах, когда он говорил о моей бабушке, он делал что-то вроде лекции о ней. Он сказал: «Мы все идем через что-то вроде леса, а у госпожи Таката был очень большой фонарь, которым она могла светить на тропу, чтобы остальные могли видеть, куда им идти». Я нахожу, что это так красиво, так трогательно, и это то, как я всегда вижу свою работу, как мастера. Это о том, чтобы быть способным показать вам путь, но пройти за вас этот путь я не могу. Да вы и не захотите, чтобы я сделала это за вас. Я и не смогла бы, даже если бы захотела.

Так что теперь есть люди, которых Рэйки призывает, как я убеждена, стать общественным практиком, и я много людей встречала, которые говорили: «Знаешь, я получил Первую Ступень». Вот я знаю женщину из Австралии, она получила Первую Ступень, будучи в отпуске, на пляже, а затем, после занятий, она однажды пошла на пляж, там были люди, они ее спросили: «А что вы делаете по утрам?». Она говорит: «Я прохожу занятия по Рэйки». «А что это? Можете ли попробовать сделать это на мне?» Мгновенно она стала делать сеансы людям, и мгновенно люди стали говорить, что на завтра они хотят еще сеансы. И это продолжается до сих пор, уже лет 30 спустя, а то и больше.

Есть другие люди, которые получают Первую Ступень, и никогда не делают сеанс другому человеку. Только самим себе, ну, может, супругу, или члену семьи. И это тоже нормально. Знаете, наш путь, то, как мы обучаемся Рэйки, действительно отличается. Нам также нужно поддерживать тех людей, кто хочет стать профессиональным практиком. Кто действительно хочет вступить на линию света, выйдя из «кладовки», вот в то самое время, когда это совершенно новая территория, нет ничего, чему можно было бы следовать. Мы учимся, и мы строим наши суждения в соответствии с тем, что мы знаем сейчас.

А через 20 лет это будет совсем по-другому. Общественные практики Рэйки станут нормой! Из сотни людей, которые обучатся Рэйки, как народному искусству, будет 10 людей, которые будут заниматься общественной практикой, а двое из них будут профессионалами-практиками. Народное искусство никуда не денется, и практикам народного искусства не нужна сертификация. Я не чувствую, что мы можем сертифицировать, потому что нет сертифицирующей организации, и даже причины нет для сертификации. Но когда вы переходите к уровню профессиональной практики, я чувствую, что нужна сертификационная организация на местах. Уже во многих странах это начинает развиваться. Как я уже упоминала раньше, Великобритания, Австралия это две страны, которые уже работают над этим много, много лет. И я надеюсь, что я ответила на твой вопрос. 

Рэйчел: Филлис, нормально, если я немного поговорю о сертификации народного искусства?

Филлис: Конечно.

Рэйчел: Я думала об этом, и о моем опыте до того, как я пришла в Рэйки. Я работала образовательным администратором, а еще я несколько лет была координатором в дошкольном учреждении. И каждый год я планировала выпускную церемонию, и нужно было сделать маленький сертификат, который получали дети. Это было значимой вещью, хотя такие сертификаты не имеют значения вне самого учреждения, но для детей и их семей – это было что-такое, что они могли физически потрогать, посмотреть, это отмечало шаг, который они делали в жизни. И когда я стала Рэйки мастером, моя учитель дала мне что-то вроде образца сертификата похожим образом, это имеет значение, но не официальное значение. Такая небольшая вещь, которая сертифицировала что? Моя учитель вручила это мне и сказала: «Хорошая работа». Это мои мысли и мой опыт.

И я хотела бы перейти к следующему вопросу. Он от Терри: «Я, как обучающий Рэйки мастер, могу ли я где-то зарегистрировать своих студентов, есть ли какой-то способ для этого или какое-то место?»

Филлис: Привет, Терри. Нет, такого места нет, я не знаю такого места. И я не знаю, стала бы я это поддерживать? Мне нужно подумать об этом. Потому что одно из различий между занятиями по Рэйки и тем, чтобы видеть нас, как духовное течение, или духовную практику, это то, что мы не отслеживаем наших «членов». Если бы было такое место, где ты мог бы зарегистрировать своих студентов, то там должно было бы быть «членство», как члены католической церкви или баптистской церкви. Или члены синагоги.

Я чувствую, что люди заслуживают немного приватности, которая у них есть, а в Японии, конечно, духовная практика действительно приватная, вы не выносите ее на публику. И если вы кого-то там спросите, практикуют ли они Рэйки, даже сегодня они могут сказать что-то стороннее, или притвориться, что не знают, о чем ты говоришь, потому что для них это очень приватная вещь - собираться вместе и делиться историями о практике Рэйки, они это делают только с своим мастером, но не с другим студентом. Это очень интересная культура, и я чувствую, что это мои истоки, это то, откуда я пришла.

«Регистрировать», так это называется в Великобритании, используется, чтобы регистрировать сейчас общественных практиков, людей, которые заявляют о себе, у которых есть визитные карточки и т.д. Они говорят, что они практики Рэйки, и они должны иметь определенное количество часов работы после прохождения курса обучения на народного целителя. И определенное количество часов практики в Рэйки, как я убеждена, под наблюдением других людей. И есть и другие критерии, но «регистрация» делается потому, что кто-то хочет, чтобы о нем знали публично, как о практике Рэйки. Спасибо.

И Рэйчел, я хочу добавить к тому, что ты добавила. И это то, что я совершенно согласна с тобой, я поняла, что вот было несколько совершенно потрясающих историй, когда люди получали «сертификаты», и про энергию, которую они принесли им, действительно замечательные истории. Но я не использую слово «сертифицировать» на своих листах бумаги. И это для меня важно, чтобы мы были точны в своих словах, какое слово там? О, в книге о Четырех Соглашениях Дона Мигуэля Руиса, он там говорит: «Будьте безупречны в словах своих». И я действительно чувствую, что когда я даю кому-то лист бумаги, признающий наши отношения, я хочу быть безупречной, чтобы это соответствовало мне. А для тебя это может быть совсем по-другому. Вот что я хотела сказать.

Рэйчел: Я думаю есть кто-то, кто написал: «Этот целитель продемонстрировал…» и дальше перечисление ценностей и качеств. Вообще весело быть безупречным таким способом.

Филлис: Да, это чудесно. Я бы хотела увидеть копию этого. 

Рэйчел: Я перешлю это тебе. Следующий вопрос от Шерин: «Должна ли сертификация или организации иметь право налагать вето на живое учение или традиционную технику, такую, как Харахо?». 

Филлис: Это был трудный вопрос для меня, действительно, потому что я не знаю, что такое «Харахо», поэтому чувствую себя немного глупо. Я признаю это.
Однако, что важно для организаций, имеющих право сертифицировать, это иметь определение практики. Вот для цигун есть общее определение, как все те практики, которые называют себя цигун, должны обладать одними и теми же характеристиками. И также должно бы быть для Рэйки, это должна быть договоренность между всеми разными формами практики об определении Рэйки, об определении Рэйки сеансов, что, собственно, уже сделано в Великобритании, я всегда получаю вдохновение от них, раздувая это пламя.

И затем, из этого, каждая форма практики имеет право разработать свою особенную обучающую программу, но сертификационная организация исходит из коллективной группы. Они не накладывают вето на кого-либо. То, что они делают, это спрашивают: «А ваша практика имеет вот такие характеристики?». И если у них есть такие, то тогда они могут находиться под названием «Рэйки». Если нет, то они ищут другое название. Так что у них, может быть, есть своя практика, как «Харахо», как я уже сказала, я просто не знаю об этом, но если у Харахо не было характеристик, необходимых, чтобы называться тем, что мы знаем, как Рэйки практика, то у них есть свое обозначение Харахо, и они должны быть способны иметь свои собственные характеристики. Так что мы не говорим о том, чтобы накладывать вето на кого-то, мы говорим о создании способа для правительства поговорить с определенными видами практики, которые используются общественностью. Спасибо.

Рэйчел: Спасибо. Следующий вопрос от Шерил: «Я наслаждалась получением Первой ступени в 1980-х годах, и мне было бы интересно изучить Вторую и Третью ступени и стать Рэйки мастером. Я была лицензированным массажистом 33 года, а теперь я не могу делать массаж. Было бы замечательно давать и получать Рэйки каждый день. Я скучаю по тому, чтобы помогать людям. У меня опухоль в мозгу, она доброкачественная, но угрожает моему зрению. Я знаю, что Рэйки может ее убрать, что бы ни было причиной. Я молода, мне 69 лет, и живу на 750 долларов в месяц, я бы очень хотела знать, какие вложения нужно сделать для Второй и Третьей ступеней, и мне также интересно, есть ли у тебя какая-либо стипендия?»

Филлис: Привет, Шерил. Прости, я пыталась включить микрофон.
Первое, что я читаю в твоем письме, это то, что ты думаешь, что тебе нужно быть Рэйки мастером, чтобы быть общественным практиком, чтобы делать людям сеансы Рэйки. Для меня это предположение не является правдивым. У тебя ведь Рэйки уже долгое время, у тебя есть и другая исцеляющая профессия, как массажист, да еще лицензированный. Ты знаешь квалификацию и критерии для создания безопасного пространства для клиентов, чтобы проводить работу с телом. И совершенно нет причин, чтобы ты не делилась с людьми сеансами Рэйки прямо сейчас.

Тебе не нужно получать другие два уровня. Если ты чувствуешь Зов получить другие два уровня, то ты и твой мастер, кто бы он ни был, должны бы поговорить о «вложении». Мне лично не нравится слово «вложение», потому что если бы ты сказала: «Да, я делаю вложение в себя», то нормально. Наверное, я могла бы сказать «да». Но большей частью люди думают, что они должны потратить деньги, чтобы потом зарабатывать деньги, это и есть вложение.

Но не надо получать Вторую и Третью ступени, если у тебя вот такая мотивация. Если хочешь лечить людей, и у тебя пространство для этого есть, сдайся Рэйки и все произойдет. Ты можешь спрашивать деньги за сеансы, это тебе решать. Это и есть народное искусство, о котором я говорю. Не о профессиональной практике, да тебе и не нужно быть профессионалом, и, собственно, этого еще не существует. Мы только говорим об этом. Надеюсь, тебе помог мой ответ.

Рэйчел: Спасибо, Филлис.

Филлис: Рэйчел, мне нужно достать шнур от компьютера. Сейчас вернусь.

Рэйчел: Хочу сказать, как я ценю этот опыт с вами. Чувствую хорошую энергию от большего сообщества, которое собирается. (Благодарит за пожертвования). 
Филлис вернулась, двигаемся к следующему вопросу от Кэйт: «Я Рэйки мастер, предлагающий курс, основанный на рекомендациях Рэйки Совета Великобритании для совместной программы, чтобы поддерживать студентов, входящих в общественную практику. Какого рода признание завершения этого курса, как ты чувствуешь, будет подходящим?»

Филлис: Что ж, если кто-то завершил курс, как бы ты его ни назвала, есть дальнейшее обучение в практике Рэйки, и какое-либо признание будет на пользу. И что важно, как вот мы только что говорили, это быть безупречным в своих словах. И быть безупречным с энергией того, что предлагается студентам. Я чувствую, что это достижение для студента, который проходит через определенный процесс, чтобы быть преданным и дисциплинированным в прорабатывании собственных вопросов, а также тех процессов, которые вы им предоставите.

Одна из вещей, которые я бы посоветовала, это посмотреть в будущее: Что это, что это будет за программа, которую вы предвидите через 5 лет, и что вы собираетесь признавать прямо сейчас? Я думаю, что там есть над чем подумать, и хорошо, что ты в таком месте сейчас, где можно поразмышлять об этом. И одна из чудесных вещей, касаемых компьютеров сейчас, это то, что ты можешь сконструировать потрясающие вещи, я могу посоветовать очень красивую бумагу, чтобы ты сделала ошеломительный документ о признании и сертификаты, если это то, что ты хочешь сказать. Но я не знаю, как сейчас в Великобритании, а была организация, и я знаю, что ты состояла в ней, становится ли она организацией, имеющей право сертифицировать? Это вопрос, на который только ты можешь ответить, потому что я не знаю всех подробностей об этом. Что ж, удачи с этим дизайном!

Рэйчел: Спасибо. Следующий вопрос от Марии: «Должна ли быть объединенная форма для Рэйки сертификатов, которая была бы принята во всех странах, и должна ли она быть сделана на английском языке, как на универсальном языке, с переводом на родные языки стран? Я из России, и я думаю, что такая объединенная форма имела бы больше веса, если показать ее государственным организациям и т.д.»

Филлис: Привет, Мария. Моя первая реакция была такой, что это, на самом деле, невозможно, потому что я бы хотела, чтобы за таким сертификатом стояла сертифицирующая организация. А особенно для профессиональной практики. Как университеты. Я тебе скажу, что имею в виду, говоря «сертифицирующая организация». Когда ты идешь в офис, ты видишь, что у бухгалтера на стене висит сертификат, который гласит, что этот человек получил ступень бакалавра в бухгалтерии, в бизнес школе, в университете Денвера, и там такая-то дата, и т.д. Здесь университет является сертифицирующей организацией. У них есть стандарты, критерии и этот человек соответствует этим критериям и стандартам, чтобы быть признанным. То же самое для врачей, физиотерапевтов, всех этих людей, у которых есть сертификаты. И даже лицензированный массажист, он не ходит в университет, но он посещает школу массажистов, которая становится сертифицирующей организацией, либо эта школа признана государственной сертифицирующей организацией, т.е. организация по лицензированию массажистов в штате Вашингтон может быть сертифицирующей организацией, занимающейся лицензиями для массажа, например. Это все неправда, но я привела это в качестве примера. Когда университеты занимаются степенями, и у тебя степень мастера или бакалавра, или доктора, любая из степеней, все другие университеты признают это. Будут они или не будут переводить кредиты, сможешь ли ты практиковать медицину в Соединенных Штатах, если у тебя медицинский диплом из Индии, всего этого я не знаю.

Но определенно, что между образовательными заведениями это признается, и я думаю, что то же самое может быть и для Рэйки сертификации в том смысле, что если есть сертификационная организация в России, то эта сертификационная организация издает сертификаты, и они будут признаны в Англии. Но если в Англии будут другие критерии для профессиональных практиков, нежели в России, то практик, если он переедет в Англию, и захочет, чтобы его сертифицировали, должен будет соответствовать дополнительным требованиям. Но это нормально и существует везде. И что, как я чувствую, действительно важно, это то, чтобы сертификат был издан на языке страны, в которой ты практикуешь, потому что ты-то знаешь, что у тебя сертификат, но те люди, что будут приходить к тебе, тоже должны иметь возможность читать его без вопросов. Вот такое мое мнение, хотя было бы просто классно иметь мировую регистрацию. Не знаю, произойдет ли это хоть когда-нибудь. 

Рэйчел: Круто. Наш последний вопрос, который также и рассказ, он от Карин: «Дорогая Филлис, дорогая Рэйчел, мне было интересно по поводу интеграции Рэйки в здравоохранение. И я нахожу, что я сама думаю по-другому об этом, нежели я думала раньше. Я понятия не имею, стоит ли этим делиться на вебинаре, но поделюсь своими мыслями с тобой, и пожалуйста, посмотри, вписывается это или нет.

Чем больше я, как мне кажется, знаю о Рэйки, тем больше я понимаю, что я никогда не смогу постичь своим умом, как это на самом деле работает. И это нормально. Что я знаю, это то, что я доверяю Рэйки, что оно работает, всегда делает в данный момент то, что хорошо для меня или для человека, которому я делаю сеанс.

Сила Усуи Шики Риохо лежит для меня в простоте и ясности метода. Метода, который в своей простоте хранит такую глубину и является исцеляющей практикой, это путь для личного развития, для духовной дисциплины и мистического ордена в одно и то же время. Вместо того, чтобы делать так, что Рэйки впишется в систему здравоохранения, и, возможно, оставит позади аспекты, или что не будет уделяться столько внимания, сколько необходимо, я бы хотела сосредоточиться на собственном развитии, как Мирового Рэйки Сообщества и того, что мы можем предложить миру – делиться своими историями, более открыто говорить о Рэйки, признать, что Рэйки это народное искусство и прийти к пониманию, что это нормально - жить Рэйки, показывать, как оно вписывается в повседневную жизнь, предлагать различные точки зрения на исцеление, а не только исцеление тела, доверять Рэйки, а не искать научные доказательства, быть довольными  теми сертификатами, что у нас есть – Первой Ступени, Второй Ступени и Мастерской.

Рэйки не нужны никакие другие сертификаты, студент Первой Ступени может сделать совершенный сеанс, и с Рэйки вы можете исцелить самих себя. Когда мы уверены и ясны в этой простоте, мы можем придать силу стольким людям! Я чувствую, что когда мы будем способны действительно быть честными с собой и быть в полном потенциале Рэйки, мы будем легко вдохновлять людей. Люди будут приходить на занятия, смогут исцелять себя, и когда будет больше людей Рэйки и когда мы будем открыты в этом, в большинстве семей будут люди, у которых будет Рэйки, и которые смогут делать сеансы, когда это нужно. И друзья, и члены семьи всегда смогут прийти в больницу, чтобы давать Рэйки тем, кого они знают. Это просто мысли, которые я исследовала в последнее время, и я думала, что поделюсь ими с тобой». Спасибо, Карин.

Филлис: Спасибо, Карин, но я должна принять во внимание контекст, исходя из которого ты говорила. Я знаю Карин, она из Нидерландов. А в Нидерландах, все, что она говорит, это правда и это активно на сегодня в том смысле, что это маленькая страна, у вас не займет много времени проехать от одной границы до другой. Другими словами, если люди хотят делать сеансы членам семьи в больнице, они едут час или полтора машиной, что для голландцев кажется долгой дорогой, но это выполнимо, а вот в Соединенных Штатах это не так легко выполнимо.

Глубина и ширина нашей страны физически это одна вещь, но еще глубина и ширина количеств культур людей, живущих здесь, просто потрясающие. Я знаю, что у вас похожая смесь в Нидерландах, но здесь есть люди, которые никогда не захотят учиться Рэйки. И их семьи никогда не захотят учиться Рэйки, но они хотели бы получить пользу от Рэйки. Они ходят к кому-то, чтобы получить сеансы. У Джойс, моего партнера, есть несколько людей, кому она делает сеансы, и они так и говорят: «Я не хочу становиться студентом Рэйки, я просто хочу сеансы». И я полностью понимаю это, я иногда сама также чувствую: сеанс по Первой Ступени – это то, чего я на самом деле хочу. Я готова платить за это. И, конечно, я могу сама делать себе такой сеанс, но это не то же самое. И иногда я не хочу обмениваться.

Это один уровень ответа на не вопрос, а на твою цепочку мыслей. И я решила включить это сегодня в наш разговор, потому что это та цепочка мыслей, которая очень распространена в сообществе Рэйки. Вроде такого: «Зачем мы это делаем? Мы что, должны это делать? Изменит ли это нашу практику?». Если бы я имела к этому отношение, и если еще люди имели бы к этому отношение, то практика не изменилась бы. Потому что, если мы меняли бы практику, чтобы она соответствовала «нормам» какой-то другой практики, мы бы потеряли свою целостность, но мы не стали бы этого делать, это то, как я чувствую. Потому что я чувствую, что есть что-то вроде рецепта, который есть у всех нас во всех формах практики. И важно с почтением относиться к этому рецепту, и сохранять его. 

Но представь, что все существо (можно так называть) практики Рэйки, что составляет все формы практики, все люди, которые делают сеансы друг другу, которые делают это «общественным» способом, в разных формах практики, представь, что вся эта группа людей формирует что-то вроде живого существа и у этого существа есть свой собственный процесс развития, и часть этого процесса развития вызывается потому, что кто-то еще попросил об этом. Я убеждена, что эти люди, которые работают в больницах или являются больничным персоналом, видят потенциал того, чтобы у нас были профессиональные практики Рэйки, нанятые больницами, хосписами, организациями по уходу за людьми, физиотерапией, офисами и т.д., и у них было бы много практиков Рэйки в качестве персонала. А сейчас все наоборот. Это предоставляется, как часть ухода за людьми в организациях. И это очевидная стадия развития нашей практики.

И есть много «за» и «против» в этом смысле, но поскольку есть запрос от людей, который вне Рэйки, поэтому я думаю, что нам надо прислушаться. И мы можем сказать «Нет», и я говорила «Нет» довольно долгое время, и я поняла, что если я буду продолжать говорить «Нет», как то, что я не хочу, чтобы Рэйки развилось во что-то еще, я не хочу, чтобы Рэйки стало еще одной из практик профессионального уровня, да по любой причине, то оно же произойдет в любом случае. И получится, что я вроде бы застряла в этом автоматическом уровне энергии, где я продолжаю говорить «Нет». 

Однако, если я буду действовать, исходя из осознанности, то я смогу выбрать быть с этим, выбрать быть частью этого процесса, и выбрать быть способной осознавать, как система будет представлена, как будут обучаться профессиональные практики, какая будет ценность Рэйки во всех этих заведениях. Так что я вижу, и я не знаю, может быть, это просто мое воображение, но я вижу, что, например, лет через 20 могут быть практики Рэйки в различных областях нашей повседневной жизни, и я использую слово «организация» (заведение) в очень легком смысле. Рэйки появится во всех этих заведениях, включая здравоохранение в университетах, ну, как пойти в центр здоровья в университете в Денвере, и там будет практик Рэйки. Так что есть много разных вещей, которые вовлечены в это, и это наш вызов – видеть, что важно, и как мы сохраняем народное искусство, пока создаем все эти стадии процесса развития, и это и есть наш вызов прямо сейчас, и на самом деле я думаю, что мы делаем замечательную работу. И эта группа, которая называется «Хранители видения», занимающаяся этим процессом, двигается вместе со мной в этом. Потому что я чувствую, что каждый из них вовлечен в изменение своего понимания всего, чтобы они смогли по-настоящему стать профессиональными практиками здравоохранения по специальности Рэйки. И я уважаю это, и чту, и поддерживаю. Я надеюсь, что и ты сможешь. Спасибо.

Рэйчел: Здорово. Спасибо, Филлис. И я хочу ответить на то, что в чате. Уильям написал: «Спасибо большое, Карин». Я читала то, что написала Карин, и у меня тоже были такие чувства. Мне понравилось, как ты это выразила, и что ты коснулась, как Филлис сказала, различных аспектов Рэйки (объясняет, как прослушать предыдущий вебинар). И среди нас есть люди, разделяющие это видение, чтобы у нас было больше практиков Рэйки. У людей есть настоящий зов привнести Рэйки в систему здравоохранения. (Рассказывает о своем видении, и вебинары – один из способов воплотить его). И прежде, чем перейти к завершению, я хочу дать пространство тебе, Филлис, чтобы ты сказала что-то. 

Филлис: Спасибо. Был вопрос от кого-то, вместо имени была написана только буква «Д». Что ж, Д, ты слушаешь нас? Что для меня действительно важно, это чтобы ты, по крайней мере, прислал свое все имя, а то мне действительно некомфортно отвечать на вопросы, которые звучат как-то анонимно, хотя мы знаем твой имэйл адрес. Для меня было бы хорошо, если бы ты мог подождать моего ответа на твой вопрос, и я скажу это приватно и пошлю ответ на твой имэйл адрес.

Я просто хотела дать знать людям, задающим вопросы, что каждый раз, когда появляется что-то, что выглядит несовпадающим с темой, или чувствуется анонимным, то я чувствую, что в общем-то не могу отвечать на такое. Я просто хотела объяснить это.

В моих ценностях относительно выстраивания сообщества - это звучит, как: «Конечно, у нас нет секретов». Я хочу сказать, что каждый как-то так шокирован тем, сколько знает федеральное правительство, да все федеральные правительства знают о нас, если только хотят. Я не могу представить, что какой-то представитель правительства захочет знать обо мне, но ок. У них есть информация.
Знаете, нас вырастили с этой идеей, что мы, если захотим, мы можем притвориться, что нет ничего, что происходило бы неправильно, или мы скажем такую «белую ложь», и никто не догадается. А что правда, так это то, что в соответствии с человеческой природой, мы ее, правду, знаем. Кто-то подходит ко мне, и говорит что-то, а я думаю: «Это наполовину правда. А другая половина – неправда». Вы точно знаете, когда люди открыты и честны с вами, потому что вы чувствуете это всем телом. Там другого вида вибрации, как мы бы сказали в сообществе Рэйки. 

И говоря о безупречности, когда мы говорим о нашем возлюбленном сообществе, для меня это о том, чтобы действительно быть готовым делиться секретами, это не значит, что ими прямо нужно делиться, я всегда работаю над приватностью, потому что я была на публике как с защитным механизмом, я думала, что если каждый будет знать обо мне все, они поймут меня, и никогда не будут сердиться на меня, или не будут понимать меня неправильно. Но это совсем не точное предположение, это я так представляла. Так что я старалась обуздать свою тенденцию выкладывать все подряд, и делать так, чтобы у меня были моменты приватности для себя, и сохранять это приватно. И благодаря именно этому упражнению, я узнала, как мне заботиться о своей душе, и это по-настоящему глубоко тронуло меня, это что-то, что я обрела благодаря практике Рэйки. И я убеждена, что мы все находимся на этом пути вместе. Так что если у тебя есть причина, чтобы встретиться со мной лично, то можно сделать это на собрании в июне, чтобы сделать следующий шаг в выстраивании нашего любимого сообщества, я думаю, что это будет здорово. Я поддерживаю тебя. Спасибо. Рэйчел?

Рэйчел: Спасибо, Филлис. Мы закрываем вебинар, приглашаю вас положить руки на себя, зная, что вы разделяете опыт получения Рэйки в сообщества для себя и через себя. И можно послать Рэйки Коллективной Высшей Цели. 

Комментарии (0):
avatar