25.10.2021 / 511 / Интервью / Гость
Погружение в Рэйки с Полом Митчеллом

Dive Into Reiki With ... (Погружение в Рэйки с ...) - серия интервью, в которой рассказывается о путешествиях известных мастеров и практиков Рэйки.
Эпизод 6 - Пол Митчелл

Интервью проводит мастер Рэйки Nathalie Jaspar (Натали Джаспар)

Перевод на русский язык - Нур Степанова


NJ: Привет, и добро пожаловать на интервью «Погружение в Рэйки». Сегодня у нас очень и очень особенный гость – Пол Митчелл. Я познакомилась с Полом, когда мы вместе участвовали в работе Рэйки Дома, и я была очень впечатлена глубиной его практики, а также его добротой. И очевидно, что он также практикует боевое искусство Айкидо, и это тоже связывает нас. Он согласился выступить у нас сегодня и поговорить о своей практике.

Изначальное образование Пола – философия и теология, и когда-то давно он работал в религиозном образовании. Обучая теологии в старших классах школы в Сан-Франциско, он познакомился с госпожой Таката, и стал ее студентом в 1978-ом году. Он стал одним из 22-х мастеров, инициированных госпожой Таката в 1979-ом году. В 1992-ом году он был признан Главой Дисциплины Усуи Шики Риохо, и вместе с носителем Духовной Линии Филлис Фурумото они очень продвинули систему и определили ее словами. Они несли в мир ее учение с большим состраданием и заботой в течение последних нескольких лет. Пол объездил 25 стран, поддерживая практику и развитие Рэйки сообщества.

Пол, большое тебе спасибо, что присоединился ко мне сегодня для этого разговора. Я очень благодарна.

Пол: От всей души пожалуйста, я очень рад быть здесь с тобой.

NJ: Замечательно. Я бы хотела начать с того, чтобы ты немного рассказал о начале твоей истории. О том, как ты вступил впервые в контакт с Рэйки, с Рэйки практикой, а я задаю этот вопрос всем, кого интервьюирую.

Пол: Ладно. Как ты уже упомянула, я обучал в Католической школе для мальчиков, обучал религии. И один из моих коллег-учителей принес мне брошюру о Конференции Холистического Здоровья. Он сказал: «Нам стоит туда пойти».

Я пытался охватить своим мозгом вопрос: «Почему, будучи учителем религии, мне стоит туда пойти?», но это было интригующим, и я пошел. А он нет. Я пошел туда сам. Это было началом холистического движения в начале семидесятых годов. И среди докладчиков было много светил, а присутствовала примерно тысяча человек. И что меня затронуло, что привлекло мое внимание, это были личные истории хорошо известных в мире здравоохранения людей. Там были психологи, врачи, личная жизнь которых была в полном беспорядке, и у них было какое-то духовное пробуждение, и оно совершенно изменило их отношение к их работе и к другим людям в целительских профессиях.

И вот я ехал домой, и думал, что в этом что-то есть для меня. Но я понятия не имел, что это было. Я был полностью увлечен программами образования, я так и не пошел к моему советчику, я просто хотел пойти на тот курс, который показался мне интересным. Так что я разглядывал каталог в поисках летних занятий, и там был указан курс «Холистического здоровья и саморегуляции». Я сказал: «Что ж, хорошо, нашел».

И я пошел на этот курс, организованный вместе доктором Джорджем Араки, биологом в Государственном Университете в Сан-Франциско, и он основал такой мини-отдел, который назывался «Недисциплинарные исследования и наука», и их скрытой темой было привести науку к тому, чтобы она несла исцеление.

Конечно, этот курс был чем-то вроде попурри всего, что происходило в мире, там было много докладчиков, в основном, приглашенных, и мы немножко позанимались йогой, узнали об ауто-энергетических тренировках, о био-обратной связи, попрактиковали немного Тай-чи, медитацию, узнали немного об Аюр-ведической медицине, немного о медицине северо-американских индейцев, ну, много всего разного.

И в один из этих дней докладчиком была Хавайо Таката. Она вошла в зал, а она была очень маленького роста, меньше пяти футов.

NJ: Такая маленькая!

Пол: Да. При этом очень яркая и энергичная, красиво одетая, и она начала говорить, рассказывала свою историю Рэйки, как она пришла в Рэйки, и, знаете, она нам немножко рассказала о Рэйки, что это такое. А она была прекрасным рассказчиком историй, я был просто зачарован. В конце она сказала: «Что ж, если люди заинтересованы, я могу вернуться, и я научу вас Рэйки».

Я почувствовал, что мои руки поднялись в воздух, и я оставил свои контактные данные. Несколько месяцев спустя… Нет, забыл сказать, что когда я ехал домой после этих занятий, я думал: «О, это то, что я искал». Затем я почувствовал замешательство, потому что я не знал, что я чего-то искал, и приехав домой, я рассказал об этом моей жене, и она тоже захотела пойти на занятия по Рэйки, так что мы прошли этот курс в доме доктора Араки, а он японский американец, и мы, как белые, были в меньшинстве, остальные в большинстве были японцами из сообщества, которое проходило там занятие в то время. У нас там было чудесное время, и он предложил нам приезжать в его дома каждый вторник, если мы хотим практиковать вместе. И мы так и сделали.

У нас образовалось такое моментальное сообщество, а я не знаю, можете ли вы себе представить тот год, 1978-ой, слово «Рэйки», которое тогда никто и не знал… это маленькое сообщество очень поддерживало меня, ведь в каком-то смысле это было странно для меня. Но у меня было такое абсолютное доверие к моему учителю! И оглядываясь назад, я бы сказал, что она действительно была первым Мастером, которого я когда-либо встречал.

Так что я просто вручил ей себя, я доверял ее учению, и доверял ее вере в меня, и знаете, был вопрос: как я могу это делать, я же не мой учитель. А она донесла до меня, что я могу это делать, и что мне следует это делать, так что я стал это делать.

NJ: Мне это нравится. Мне нравится, потому что я думаю, что сомнения, которые у тебя были, это сомнения, которые приходят к большинству людей, начинающих эту практику Рэйки. И когда мы говорили о госпоже Таката, ты рассказал мне кое-что красивое. Она дала тебе все, что тебе нужно, чтобы практиковать без страха. Ты можешь сказать подробнее, это нас беспокоит, как студентов и как учителей, а ведь ты обучаешь уже 40 лет, а это такая красивая фраза, и к ней не стоит относиться легко, она не обычная для сообщества Рэйки в последнее время.

Пол: Я должен сказать, что когда я ехал в машине на занятия, вот что приходило мне на ум: «Я уверен, что каждый человек в группе сможет научиться это делать, но не я. Это какой-то очень особый опыт, который должен прийти. Каждый в группе получит его, но не я». Это было мое ментальное отношение к этому, с которым я шел на занятие. И это многое говорило о том, каким я был человеком в то время.

И у меня так и не было какого-то особого опыта, ничего такого, кроме того, чтобы быть в ее присутствии. И знаете, с этим я поехал домой с единственным желанием положить руки на кого-нибудь, кто позволит мне это. И неважно, какая ситуация была, я чувствовал себя совершенно свободным, чтобы сделать это, и это то, что я понял: она дала мне все, что мне было нужно, чтобы не бояться.

И когда я говорю об этом своим студентам, это как: «Ок, она дала мне уверенность, что у меня есть эта соединенность с Рэйки, которое будет идти через мои руки». Это для меня было как основа.
Второе: что я не могу причинить какого-либо вреда, делая Рэйки.
Третье: что мне не нужно чего-то знать, кроме относительно простого набора позиций рук, и
четвертое: что у нас иногда могут быть неприятные реакции на сеанс. И что это нормально.

Я это связал с тем, что иногда слышал в детстве: «Иногда что-то становится хуже, перед тем, как стать лучше». Я не знаю, говорила ли она эти слова, но связь с таким моим опытом установилась. Мне нравится делать сеанс; человек блаженствует, абсолютно расслабляется, я обожаю это. Но в то же время, я делал сеансы, у которых была очень эмоциональная реакция, кто-то рыдал, кто-то боялся, кто-то чувствовал боль, сильную физическую боль, и я смог удерживать пространство для человека в этой боли. Боль я взял просто для примера. Это когда я делал Рэйки на плечо, потому что у человека были хроническая боль в плече, и когда я делал сеанс, боль стала сильнее. Я видел, что такое происходит, и у человека глаза становились больше, и я спрашивал: «Что ты чувствуешь?». А он сказал, что боль стала сильнее. «Это хорошо, твое тело хорошо принимает Рэйки, это нормально. Если это уж слишком сильная боль, и ты хочешь, чтобы я прекратил, я уберу руки с этой позиции, и буду класть их вокруг. Но если ты сможешь потерпеть это, будет лучше». И так часто в конце работы в этой позиции, когда я убирал руки, человек чувствовал себя лучше, чего не было долгое время.

Такие переживания - это она дала мне способ удерживать это, дала мне возможность чувствовать себя комфортно с этим, и я мог доносить это также и человеку, с которым я работал.

NJ: И это так соотносится с нашим принципом «Именно сегодня не беспокойся». А мы всегда беспокоимся на сеансах. Мне нравится это, и вот что еще красивое ты сказал: «Ее присутствие, как учителя». Она уже дала тебе все, и это такое красивое утверждение. И она многое дала тебе в своем присутствии, но также она дала тебе возможность практиковать много. Ты говорил немного о том, что у тебя было сильное желание применить этот урок, и я думаю, что за пределами того, что знала госпожа Таката, это была важность практики снова и снова, либо исцеление руками, либо медитация Рэйки, если ты можешь, расскажи нам побольше об этом.

Пол: Я уже потом узнал, что ее способ обучения был очень японским. Это когда ты идешь к мастеру, и просто обращаешь внимание. Ну вот, например, она не давала никакого письменного материала, а все эти американцы появились с блокнотами в руках, а она сказала: «Уберите их. Никаких записей. Следите за моими руками». И все перенесение внимания с учителя на записи было устранено. Тебе нужно было быть здесь. Присутствующим.

NJ: Так же и в боевых искусствах. В Японии.

Пол: Да. То, что она доносила до нас, большей частью энергетически, ты просто принимал это. Знаете, она была открыта для вопросов, но, знаете, она обучала на этом начальном занятии именно тому, что нужно было знать начинающему студенту. И если кто-то приходил уже с каким-то опытом «потусторонним», она просто говорила: «Фантазии». И говорила: «Практика, практика, практика», она много раз говорила это, трижды: «Практикуй, практикуй, практикуй». И в первый вечер она обучила нас, как нам делать сеанс себе. И она говорила так: «Рэйки в первую очередь для себя. Делайте себе сеанс каждый день». И затем, естественно, своей семье. И затем – своим друзьям, и кому-нибудь еще, кто придет к вам. Но порядок был именно такой.

Знаете, я и до этого бывал на семинарах, пробовал какое-то время делать что-то, и было очень интересно, но потом я переставал делать это. Но после первого года моей практики по первой ступени, я оглянулся на этот год, и понял, что я делаю себе сеансы каждый день. И одна из частей ее учения была такой: «Рэйки научит тебя». Что ж… Для меня было понятно, что обучение происходит в окружающей среде, в группе Рэйки, в классе, но обучение было в том, чтобы я делал Рэйки -  для себя и других.

Знаете, она определяла Рэйки как «Вселенская жизненная энергия» или «Сила Бога». «Вселенская жизненная энергия» - для меня это было просто концепцией, а «Сила Бога» - это как-то «приземлялось» во мне, потому что я воспитывался во многих разных религиях, но и то, и другое росло к тому, что это энергия жизни. И не то, чтобы у меня этого не было, все живое – все! - наполнено этой энергией. Это не то, что Рэйки было чем-то новым, вопрос в нашем осознании ее.

Вот это было новым в обучении Рэйки: «О, у меня есть осознанные отношения с энергией жизни». И я держу руки на себе и на других. И в этих отношениях с собой, и с другими, давая и получая сеансы от других, появлялась дружба, близость, соединенность с тем, что Рэйки предлагало мне, и она росла и росла, и росла.

Ответил ли я на твой вопрос?

NJ: Ты ответил, и красиво ответил. Если честно, то ты всегда говоришь красиво, но особо я это заметила, когда мы встретились онлайн. Я говорила так много, а ты говорил кратко и красиво. Так что совершенно понятно.

Одну вещь ты сейчас сказал, которая мне понравилась, и это «осознанная соединенность со Вселенской энергией». И что Рэйки – это система развивающая эту осознанность, так? Я думаю, что многие люди рассматривают Рэйки, как «тип» энергии, и есть много обсуждений вроде того, что «Рэйки это не такая сильная энергия. Вот есть тумбо-тумбо энергия, которая более мощная». Что бы ты сказал людям, у которых есть такая концепция, что Рэйки это всего лишь почти маленькая вибрация энергии против концепции того, что все связано через эту жизненную силу Рэйки?

Пол: Это сложный вопрос. Потому что, знаете ли, это как «А что я на самом деле знаю?». То, что я действительно знаю, это мой опыт и то, как я его интерпретирую. Конечно, есть много видов энергии. Ядерная энергия очень мощная, в ней есть польза, и есть большой разрушающий потенциал.

Я знаю, что есть много разных уровней энергии, но мой опыт с самого начала состоит в том, что Рэйки для меня – это энергия жизни. Я узнал о ней, как о «жизненной энергии», и в какое-то время я стал также говорить о ней как об «энергии жизни». И какой бы ни был источник этой энергии, да кто знает, может, это вечное с точки зрения Абу, или если говорить о христианской традиции, оно где-то появилось и было создано, но для меня это энергия жизни. И также это энергия соединения, ведь я могу положить руки на любую вещь, соединиться, и чувствовать энергию. И часть это для меня вот в чем: «О да, это сердцевина всей жизни, это вещество жизни» - на энергетическом уровне. Мощная или более мощная, - это интересные вопросы на некоторое время, я так думаю. Для меня они не такие уж интересные, потому что для меня - Рэйки поставило меня на жизненный путь. А какой вид пути – давайте я скажу, что это исцеляющий путь. А что такое исцеление? И вы работаете с этим вопросом снова и снова, и снова. Это один из вопросов жизни, я живу в этом вопросе: что такое исцеление. Я возвращаюсь к греческому корню слова, а это «целостность». Ладно, целостность. Что ж, что это означает в этом существе, в моем человеческом существе, - «быть целым»? Об этом есть много теорий, и есть духовные традиции, которые фокусируются прямо на этом. Это как с вопросом: «В чем значение твоей жизни? Зачем ты здесь? К чему направлена вся твоя работа?»

Но мой опыт в Рэйки говорит, что оно постоянно пробуждает меня к самой сути того, что такое быть человеком. В каком-то смысле, оно постоянно задает мне эти вопросы: «О, каким тебе нужно стать, чтобы проявлять эту суть более и более ясно? Более подлинно?». И у нас есть Принципы Рэйки, которые дают нам руководство для этого. И Принципы не имеют ничего общего с кем-то еще, ну, ничего общего.

NJ: Если говорить честно, да?

Пол: Да, все они по поводу того, как я живу в своем теле? Как я живу в своем уме? Как я живу в своем духе? Как я живу в отношениях? Рэйки вообще целиком об отношениях – для меня. И почему я так доволен, что мой учитель сказала: «Прежде всего, Рэйки для тебя самого, делай сеансы себе». Потому что это привело меня и продолжает вести к гораздо более близкому и глубокому пониманию себя. Так что же мне нужно исцелить? Иногда это будет мое тело, а иногда это мое ментально-эмоциональное состояние, а иногда это мое духовное Я, которое нуждается в исцелении, что, в основном, ведет к самой сути. Что хочет предложить энергия жизни в это время моей истории моего мира через этот уникальный дар по имени Пол Митчелл, признавая, что и любое другое человеческое существо также дар?

Так что Рэйки – это путь для меня, который ведет к целостности. Знаете, это как вот у нас в Рэйки мире мы любим слово «трансформация». Кто не хочет быть исцелен мгновенно? Кто не хочет быть трансформирован мгновенно в какое-нибудь сияющее существо?

NJ: Я была замужем, когда была на своем первом занятии.

Пол: Но это путешествие. Госпожа Таката говаривала так: «Рэйки пойдет к корню проблемы». И одна из ее мастеров, которая умерла несколько лет назад, Шинобу Сайто, которая была японкой, очень японской японкой, она родилась в Америке, уехала назад в Японию, росла там лет до 20, потом снова вернулась в Америку, она оказалась в Хиросиме, когда туда сбросили бомбу, она так говорила: «Госпожа Таката всегда говорила, что Рэйки пойдет к корню проблемы». И она права. И иногда для этого нужен один сеанс, а иногда целая жизнь. И она просто практиковала.

И для меня это не о том, что «О, потребуется целая жизнь, чтобы решить эту проблему», я не так это понял. Я понял, что в течение всей жизни мы раскрываемся, это и есть путешествие – постоянное раскрытие себя, того, кто мы есть, придя сюда. И я доволен тем, где я оказался, а мне скоро 75. Но я также вижу, что мне еще осталось много этого пути, чтобы по нему идти.

NJ: Мне нравится, как работает твой ум. Мне нравится, потому что я думаю, - опять же, что когда я говорю с человеком, который практикует глубоко и много лет, возникает радость и взволнованность, и мы всегда можем пойти глубже. Это просто путешествие. И я думаю, а я, когда начала со своими студентами, мы видели и «темную» работу, как мы называем это теперь, пытаясь понять, что мы сделали неправильно и плохо, потому что мне приходилось разбираться с собой и с другими людьми на этой неделе. И ты сказал, что «Доверяй, что Рэйки пойдет к корню этого», и я чувствую, что иногда нам нужно просто отпустить то, что является проблемой, и просто практиковать. И я думаю, что это именно то, что мы теряем во многом в нашем сообществе Рэйки, так что мне нравится, что ты сказал, что «оно идет к корню». Тебе не нужно столько анализировать, так?

Пол: Да. И в то же время, знаешь, я очень хорошо анализирую, и я этому учусь. И Рэйки тебя научит. Я не знаю, слышал ли я, что она говорила это, но мне стало ясно, что это было как «Дай Рэйки научить тебя» («Позволь Рэйки научить тебя»). Так что частью процесса было для меня «Я обращаю внимание на то, что я узнаю, чему учусь». Ладно, узнавать – этого недостаточно, нужно практиковать то, что я узнал. Знаете, одна из вещей, которые я обнаружил в ранние дни в Рэйки, это что я был хорошим человеком, я был милым человеком. Рэйки меня также научило тому, что я также и очень сердитый человек, но это было так хорошо спрятано, что пробивалось наружу только через мой юмор, который, в основном, был саркастичным. Ну да, и «Именно сегодня не сердись», ой-ой. А я только что узнал, что я сердитый человек. Я не мог отрицать этого, и мне пришлось предпринять путешествие через понимание самого себя. И в первую очередь мне нужно было увидеть, что я сердит, понять, как реагировать на этот гнев, узнать все хитрости, которые я использовал, чтобы выразить гнев, я мог быть пассивно-агрессивным, и я делал это красиво. И с этим сейчас уже лучше. И у меня годы ушли, чтобы понять, в чем была агрессивная часть. Я просто исчезал. «Ты меня обидел? Ну ладно. Пока». Я становился недоступным.

В каком-то смысл, знаете ли, мне пришлось стать владельцем этой части себя, пришлось принять эту часть себя, чтобы стать способным выбирать быть другим. Шаг за шагом учиться не быть реагирующим, не быть резким, но быть способным найти это пространство, где я могу выбрать, и сказать: «О, а что под моим гневом? О, я боюсь. О, я обижен. О, а что под этим?». Чтобы я смог на самом-то деле стать таким, каким я хотел бы быть. Но это поворотная точка. Практикуйте!

NJ: И дать дар принятия. Однажды я медитировала, и поняла, что я не являюсь хорошим человеком. Но это не было что-то вроде «О!!!!!», это было больше, как облегчение: «Ух ты, я не хороший человек. И это нормально». В какие-то дни я сержусь, в какие-то беспокоюсь, а в какие-то немного, чуть-чуть не самый милый человек, а потом я учусь становиться лучше, чем раньше. Но в этом не было драмы, я сохраняла пространство, я практиковала, это было, как «О, я лучше поработаю с собой». Это было очень любящее понимание.

Пол: Это то, что я прочувствовал, что я иногда говорю, или рассказываю об этом. Когда я только начал заниматься Рэйки, я тогда видел себя самого, как раненого человека. На самом деле, я видел себя как трагически разбитого человека, «Я ранен, и надежды нет».

NJ: Я рада, что ты нашел Рэйки.

Пол: И со мной все было в порядке с другой стороны, но знаете, в самой глубине сердца есть потребность быть хорошим, делать то, что ты от меня хочешь, чтобы я получал твою любовь, такое пустое место внутри меня. И в Рэйки я пережил такие моменты, когда я просто был целым. Я прикоснулся к своей врожденной целостности, и поэтому коснулся к своей привлекательности. И это прикосновение дало мне мужество проделать эту «теневую работу». И это танец. Прекрасный танец.

NJ: И также нужно выйти из головы, и зайти в ум/сердце, а это другое пространство. Но как ты и сказал: «Практикуй, практикуй, практикуй». Мне понравилось, когда в предварительном интервью я спросила тебя: «Что мы можем сделать, чтобы практика была более сочная, чтобы не становилось скучно?», и ты, в общем-то, поставил меня обратно на мое место, сказав, что иногда сочности и не нужно, нам нужно практиковать. И ты сказал что-то красивое: «Если ты не будешь выполнять эту практику, ничего и не произойдет». Мы говорили об учителе, ты можешь поподробнее остановиться на этих моментах практики? Заполни это плато, почему нам нужно практиковать?

Пол: Знаешь, одна из вещей, которая помогает мне, это понять, что я живу в мире таинства, – есть так много вещей, которые я не понимаю. И многое я не понимаю, потому что это за пределами моей способности понимать в любой данный момент. Но это как, вот знаешь, мы с женой вместе уже почти пятьдесят лет, а я все еще могу обнаруживать что-то новое в ней. Некоторое время назад она выразила что-то интересное, и она сказала: «Мне это интересно в течение 20 лет уже», а я никогда и не знал об этом. Так же это правдиво и для меня, мы – потрясающее творение, и часть нашего бытия – это неизвестный потенциал. Это как будто ты сажаешь несколько семян в землю, и ростки прорастают сразу же. И ты сажаешь другие семена, и тебе приходится ждать тридцать лет, чтобы лес вокруг загорелся и это дало возможность семенам начать расти. В каком-то смысле это прекрасная аналогия всех нас. Я использую сейчас слово «скука», чтобы объяснить. Зачем я делаю себе сеансы, это же скучно. (Смеются оба).

NJ: Но ты знаешь, многие люди начинают так говорить после недели практики.

Пол: Да, у меня есть хороший друг, у которой ребенок появился поздно в ее жизни. Она была матерью-одиночкой, и вот ребенок подрос до возраста, когда он все время стал говорить: «Это скучно». И она ему сказала: «Это ты скучный. Посмотри на весь тот потенциал, который в тебе есть. А тебе скучно? Это не моя работа, так что сам это исправь». И я подумал: «Ух ты!» Это был прекрасный обучающий момент. И я могу применить это к себе. Если мне скучно, что находится под этим? Какие-то ожидания, которые у меня есть, на тему того, что все должно было бы быть по-другому… Ну, мне ведь уже не четыре года, хотя я иногда могу себя так чувствовать.  Делая сеанс себе, вот я к чему пришел из своего опыта: я знаю, что что-то происходит. Мне не нужно это чувствовать, знаете, это как с вашим телефоном мобильным - он является частью этого, он сразу дает удовольствие. Мне нужно узнать все об всем, и прямо сейчас. Прямо сейчас! Это технологическая продвинутость, но может быть мы двигаемся назад, регрессируя к тому времени, когда мы сразу получали удовольствие. Но это глубже, чем это, гораздо глубже, там есть пополнение этого невероятного потенциала, оно все еще есть. Но мы должны продолжать делать нашу работу, нам нужна тишина, нам нужно класть руки на себя, нам нужно принятие того, что Рэйки работает в нас для следующих шагов, какими бы они ни были.

И нормально, что мы этих шагов не знаем, потому что это не только то, что мы «хотим», это глубже. И если мы хотим знать эту часть себя, вам нужно заниматься этой практикой, которая позволит этому произойти. А если сочность – это то, что воодушевляет вас, то вы, наверное, не будете практиковать.

NJ: Это возращение к доверию, о котором ты говорил. Я несколько лет думала, что ой, это не работает, и я качалась в разные стороны. А теперь есть доверие, и иногда я знаю, что, может быть, «ответ» или «отсутствие ответа» придет через месяцы или годы, но я знаю, что это произойдет. Что-то произойдет в какой-то точке, и я доверяю этому процессу. Это такая важная часть, и нужно сдаться этой части, вот что во многом помогает.

Пол: Да.

NJ: У меня есть другой вопрос для тебя, мы меняем скорости, потому что ты дал мне столько великолепного материала во время предварительного интервью. Я всегда говорю, что Рэйки обманчиво простое, но ты как-то так сказал это, что мне понравилось: «Рэйки – это простая практика, наполненная парадоксами». Мне нравится это, потому что ты также упомянул, например, порядок позиций рук: «продолжай класть руки точно в те же позиции, а затем дай Рэйки вести тебя». Можешь ли ты поподробнее на этом остановиться, рассказав о парадоксах Рэйки, и особенно вот на этом порядке позиций и о позволении Рэйки вести нас?

Пол: Как я уже говорил в предварительном интервью… я понял, что Хавайо Таката сознательно представила мне парадоксы. Например, она говорила: «Следи за моими руками, делай вот так!». У нее было, знаете, такой вид присутствия, как «сержант строевой подготовки», и при этом она была теплая и добрая, радостная, но вот тут она была Мастером по-японски: «Делай вот так! Следи за моими руками! Обращай внимание!» И «Пусть Рэйки тебя ведет. Обращай внимание на свои руки.» И люди находили это запутывающим. Я в то время не был достаточно сообразительным или что-либо подобное, чтобы запутаться, потому что я был в зоне совершенного доверия и в той энергетике, которую она создала на тех занятиях, это было священное пространство, которое она создала. И то, что она сообщала, в большинстве своем было энергетическим. И она дала нам очень простую практику, которая могла вернуть нас назад к этой энергетике в любое время.

В той точке я думал так: «Ладно, это то, что мой учитель делает, дает сеанс», и я тоже это делал. Я познакомился с Хавайо Такатой, когда она уже практиковала Рэйки сорок лет, и она обучала Рэйки, но большей частью она практиковала Рэйки. Она все время делала сеансы людям, большое количество, или небольшое количество сеансов делала, она была практикующим Мастером. И я мог опереться на это, с чего мне было думать, что я могу придумать что-нибудь лучше? Так что я следовал практике, и в этом процессе, погружаясь в дисциплину, и будучи поддержанным дисциплиной, и сдаваясь все больше этому потоку, этим отношениям, иногда я ощущал, что мои руки хотят передвинуться куда-то в другое место. И потом у меня в голове возникал маленький спор об этом, но в конце концов этот процесс стал естественным.

Это было, как: «ОК, давай посмотрим, куда нас это приведет. О, это было интересно». И потом моя дисциплина была такая: «ОК, давай не будем обобщать, не будем говорить, что вот эта позиция хороша для всех. Потому что не хороша». Но это естественная склонность.

Есть маленькая история об этом. Я делал много сеансов, а позиция на горле не была основной позицией, она была дополнительный позицией.

NJ: Ух ты, а я люблю эту позицию.

Пол: Да, все любят эту позицию. Но для трех человек подряд, которым я делал сеансы, мои руки хотели лечь им на горло. И я так и делал. А на следующей группе по Первой ступени, которую я обучал, как ты думаешь, что я сделал? Я просто бессознательно добавил эту позицию к основным позициям. Да. Десять лет спустя я провожу семинар с мастерами в Испании вместе с Филлис, и мы демонстрируем основные позиции. Мы показываем их, и тут весь зал приходит в ужас, там 25 или 30 Рэйки мастеров, и все они в ужасе! Ах! Горло! Почему позиция на горле? И мне понадобилось около тридцати секунд, чтобы соединить эти линии. О! Один из моих студентов, получавших у меня Первую ступень, стал Рэйки Мастером у Филлис, ездил несколько лет в Испанию и обучал тому, чему обучал его я на Первой ступени. Так что мне пришлось выучить урок смирения, и сказать: «Я знаю, откуда проблема». Проблема была во мне. Это был отличный урок. Но форма сеанса всегда на месте, и в форме есть целостность, но это не вся история. Мы живем в этом замечательном творческом напряжении, для меня в этом вся суть парадоксов. Противоположность обычного факта – это ложь, а противоположность глубинной истины часто оказывается другая глубинная истина. Так и здесь: вот наша практика, такова форма, делай ее, и мы не ограничены ею, она больше, чем это, она больше нас. Следуй за своими руками. Дай Рэйки вести тебя. И обращай внимание. Будь в моменте. Обращай внимание. Это помогло тебе, я ответил на вопрос?

NJ: Это потрясающе помогло. Теперь ты просветил меня, потому что у меня было представление, что позиция на горле не является основной позицией, но что мне понравилось, что нужно обращать внимание, быть осознанным, присутствовать. Много раз многие люди обучают, как класть руки, но не говорят о состоянии ума, с которым мы сталкиваемся каким-то образом. И мне нравится обращать внимание, быть присутствующей, потому что в конце у нас есть еще принципы: «Именно сегодня будь присутствующим – не сердись, не беспокойся о будущем, будь здесь». И да, нам нужно делать эти позиции не только руками, но всем существом. Так что это было очень полезно. Сколько же всего позиций рук, у меня прямо любопытство взыграло? Каковы же изначальные позиции? Там не было позиции на горле?

Пол: Нет, она не была среди основных позиций. Но Таката обучала таким образом – три позиции в области головы, четыре основные на животе, пять на спине, так что всего 13. Нет, получается 12. Но вот интересный феномен: группа ее мастеров, многие из нас собирались вместе, выстраивая отношения после ее смерти, Филлис собирала нас вместе, и в какой-то точке мы признали, что мы все тянулись к тому, чтобы делать позицию на области сердца, на грудной клетке. И как мастера в своей практике некоторые были склонны добавлять это в свое обучение. И Филлис признала это, это было то, что Рэйки просило нас сделать, и мы добавили эту позицию формально.

Потом появились другие позиции – на горле, на шее, да все появилось, все эти дополнительные позиции, которые соотносились с особыми симптоматическими потребностями. А некоторые не соотносились. Но эти дополнительные позиции делались, когда они были нужны. И одна из вещей, которая произошла, когда Рэйки будто взорвалось, ведь люди были творческими в своем обучении, тогда эти позиции – основные и те, которые делались, когда было нужно, смешались, так что оказалось, что у некоторых людей было 22 позиции, или 21, или любое число. Это то, как вещи развивались, как они поменялись. Но мой основной принцип звучит так: «Практикуй так, как тебя учили». И обращай внимание. Практикуй так, как тебя учили, и обращай внимание.

Мы с Филлис учили, и я также согласен с этим, что мы не можем делать Рэйки неправильно.

NJ: Мы можем доносить неправильно, но делать неправильно невозможно. А Филлис Фурумото – это внучка госпожи Таката, и она был носителем Духовной линии. Это на случай, если наши зрители не знает, кто она такая.

Пол: Да, спасибо

NJ: Извини, что прервала тебя.

Пол: Нет, нет. Нормально. Мне кажется, что я ответил на твой вопрос, да?

NJ: Да, и у меня один последний вопрос, исходящий из этого, потому что я знаю, что я наслаждаюсь разговором, но я должна уважать твое время, потому что я поняла, что могу говорить с тобой и три часа, но я буду уважать твое время. И последний вопрос, ты говорил немного о позициях, адаптировавшихся во времени, когда эволюционировала Рэйки практика и когда количество практиков умножилось, теперь их сотни тысяч. Но в рассказе ты сказал, что ты действительно несешь ее учение, исходя из уважения. Так что я хотела бы, чтобы ты немного поговорил об этом. Как получилось, что мы несем учение с уважением, и насколько творческими мы нам стоит быть, или не стоит, какое у тебя мнение, с твоей точки зрения?

Пол: Я буду говорить лично от себя. Ну, и может быть, философски.

NJ: Это именно то, что я хочу.

Пол: Когда я обучился Рэйки, и когда я стал мастером, ну Мастер – это такой большой мир, да?

NJ: Люди любят их.

Пол: Я на своих маленьких визитных карточках поместил слова «Рэйки учитель». Это была удобная концепция – Рэйки мастер, и в сравнении с моим учителем это было как: «Алло! Мастер». Но Филлис дала мне много… она бросала вызовы мне. Так что на следующих карточках я отодвинул слова «Рэйки мастер». Но у меня было такое переживание, что я не мастер, ни в чем не мастер, но, когда я входил в класс для занятий, мне было дано все, что было нужно мне, чтобы передавать дальше это искусство. И вот в этом классе – я мастер. Это очень помогало мне, и также это было моим опытом, что я был в другом положении, абсолютно поддержан энергией Рэйки именно в этой роли, как учитель.

Но для меня было ясно, что я был носителем традиции, я не был автором, так что у меня не было авторитета по поводу каких-то вещей, но, конечно я их делал, и большей частью из чувства небезопасности. Я хотел сказать, что занятия, которые проводила Таката, были очень простыми, тебе давали именно то, что тебе было нужно, чтобы ты был практикующим. И я добавил вещи, чтобы сделать это более ясным, эти метафизические причины заболеваний, немного китайской медицины, о которой я знал в этой связи, и другие. Я добавил вещи, чтобы сделать это более ясным. И в какой-то момент я проснулся, и сказал: «Посмотри, что ты делаешь». И все это добавленное я забрал из учения, и оставил саму практику, какой я был обучен. Я забрал все эти вещи. Так, чтобы практика была ясной.

Ну вот, та же мотивация, но я вернулся на то же место, где я мог учить традиции, о которой я заботился. В нашем развитии мы задавались вопросом: «Что такое мастер?». Мастер – это Инициатор (тот, кто инициирует), Учитель, Наставник, и это эволюционировало, осознанность этого. И – Студент, всегда Студент Рэйки. И в конце концов, после двадцати пяти лет практики, я сказал: «Знаете что? Мы хранители Традиции». Это то, что мы делаем. В чем суть традиции? Суть Традиции в том, что ты берешь что-то, что настолько драгоценно для жизненного опыта, что ты хочешь передавать это дальше, потому что это важно, чтобы его передавали следующим поколениям. Это и есть суть Традиции. Это не какая-то мертвая штука. Как сказал немецкий композитор, кажется, Мейер его фамилия: «Традиция – это не поклонение праху, это сохранение пламени».

Такова роль, которую я почувствовал своей. И, конечно, Рэйки будет учить меня, и одна из вещей, которым я обучился, это проводить различие, как мастер, между своей личной практикой, когда я один на один с человеком, делаю ему сеанс, куда бы Рэйки ни повело меня, я последую. А как учитель, я передаю практику в ее простой глубиной сути.

Есть женщина, она слышала от шамана, не знаю, с шаманом какой традиции она говорила, но шаман сказал: «Как шаман, работая с человеком я свободен в том, чтобы следовать за именно этим моментом времени. А когда я тренирую другого шамана, все точно так же». Это концепции, о которой говорят американцы, а их обвиняли в том, что у них нет собственных традиций. И это наш дар – творчество, но знаете, все должно быть в равновесии. Один из первых холистических парней, светило, написал книгу, которая называлась «Здоровье – вопрос равновесия».

И жизнь меняется. Жизнь меняется. Как же наша практика эволюционирует в отношении того, чтобы встречать меняющуюся жизнь? А эволюция отличается от изменения. Мы меняемся и меняемся, и меняемся… А эволюция это то, что продолжается долго, и все еще сохраняет суть, и продолжает жить. Но наша перспектива слишком короткая.

Я хочу быть внимательным. Чтобы я мог принимать и трудные решения. Ну вот, КОВИД. Как я лечу людей? Что ж, я могу лечить людей на расстоянии. Есть ли ситуация, где я могу положить руки на человека? Может быть. Но как мне нужно позаботиться? Учить? Люди обучают онлайн. Я не обучаю. И не стал бы.

Вот что я узнал от Хавайо Такаты – любой может заниматься Рэйки, и она была счастлива обучать любого человека Рэйки, но у нее не было потребности обучать какого-то особого человека Рэйки. Она нуждалась в тебе, чтобы встать, чтобы встретиться с ней. Была плата за Первую ступень, она обучала Первой ступени за четыре последовательных дня, и от тебя требовалось выделить это время и эти деньги. И люди говорили: «Как мне это сделать, у меня нет денег».

А она говорила: «Нет. Ты куришь? Ходишь ужинать в ресторан? Не делай этого. Сэкономь эти деньги, и когда я приеду в следующий раз, у тебя будут эти деньги, чтобы обучиться Рэйки». У нее было такое врожденное чувство, что должен был означать студент.

NJ: Да, потому что для тех, кто не знает, ты должен заплатить 10000 долларов за ступень Рэйки Мастера, а это было в 1978-ом году. Сейчас эквивалент был бы 50000, несравнимо с тем, что тогда платили за мастерскую настройку. Это красивое обязательство относительно твоей практики, и это дает то доверие, которое ты упоминал.

Пол: Да. И мои отношения с моим учителем были, как «У меня нет этих денег». В то время я ничем не владел, и она позволила мне платить в рассрочку. Она это знала, но она хотела, чтобы это случилось в тот момент, но мое обязательство было сделано, и оно было выполнено. И чтобы сделать этот шаг… Знаете, если вы посмотрите в Дао Дэ Дзин, там все про десять тысяч вещей. Десять тысяч вещей – это символ всего.

NJ: Бесконечность?

Пол: Да. Символ всего. И десять тысяч долларов – а я не знаю, пришло ли это от нее или от ее учителя, откуда угодно…

NJ: Это может быть связующим звеном, ты прав. Связь есть.

Пол: Это такая связь, которая работает для меня. То, что ты говоришь, это вот что. Когда ты получаешь Первую ступень, ты получаешь все, что тебе нужно, ты становишься практиком Рэйки на всю жизнь. Если ты чувствуешь призыв, ты становишься практиком Второй ступени, потому что твоя душа зовет тебя к этому шагу, а не потому, что тебе кажется: «О, мне чего-то не хватает». Это не та мотивация. Зов стать Рэйки мастером? Ладно, а что же делает Рэйки мастер? В основном, он посвящает свою жизнь Рэйки практике, он обучает. И символически, отдавая десять тысяч долларов, он говорит: «Я отдаю все». Он заявляет: «Это мой путь». И это по-другому в сегодняшнем мире, и это нормально. И я бы не стал забирать у своих студентов этот уровень шага вперед. Я бы не стал. И я не критикую тех, у кого другой опыт. Люди меняют вещи, это то, что происходит, что мы делаем. И особенно в этой стране. Потому, что это то, кто мы есть.

NJ: Мне нравится это. Я собираюсь завершать это интервью, но хочу сказать, что мне нравится, что мы переходим на уровни, потому что чувствуем призыв, а не потому, что нам чего-то не хватает. И я думаю, что это о состоянии ума, когда мы проходим наше обучение, и мне это нравится. Мне понравилось все интервью. И у меня есть для тебя сюрприз, я помню, ты обратил внимание на рисунок. И я сделала этот рисунок, надеюсь тебе хорошо видно.

Пол: Он красивый.

NJ: Меня вдохновила Каннон, у нее тоже были исцеляющие руки, сострадание. Я это тебе вышлю. И пожалуйста, если обнаружится, что на почте его повредили, дай мне знать, и я сделаю еще один. Я смогу повторить его.

И я хочу поблагодарить тебя за всю твою мудрость, за твою уязвимость, я очень ценю твою открытость. И если кто-то захочет с тобой связать, как это лучше сделать? У тебя есть ссылка на твой вебсайт? Как ты предпочитаешь, чтобы с тобой связывались?

Пол: Хороший вопрос. Предполагалось, что я это сделаю.

NJ: не беспокойся. Люди по-любому не запоминают адрес, я его укажу. Можно найти твой сайт, где-нибудь в соцсетях.

Пол: Меня нет в соцсетях.

NJ: Это то, что нужно. Но я хочу сказать, что когда я указала даты интервью, я получила столько любви относительно предстоящего интервью, я это получила, потому что тебя в соцсетях нет. Было много лайков, сердечек, были комменты, что не можем дождаться встречи, и интервью будет выложено. А сегодня я перешлю тебе ссылку на него.

И еще раз – спасибо тебе очень большое за твое время и за твою соединенность. Пожалуйста, оставайся на связи.

Пол: Останусь. И ты тоже, пожалуйста.

NJ: И также я слышала, что твоя жена, Сьюзен Митчелл, многое делала для узаконивания, передай ей большое спасибо от всего сообщества. Спасибо от всего сердца.

Пол: Передам.

NJ: что-нибудь еще, что можно добавить?

Пол: Ты знаешь, мы можем говорить часами, но я думаю, что вот так хорошо.

NJ: Отлично, спасибо тебе большое, Пол, хорошего дня.

Пол: И тебе хорошего дня, ссылку пришлю.

NJ: И остальные данные. Спасибо.


Интервью на YouTube, язык английский -

Комментарии (0):
avatar