20.09.2021 / 345 / Интервью / Гость
Гранд Мастер Рэйки / Носитель Духовной линии

Интервью проводит Доктор Франсуа Тессье - терапевт по энергетическому лечению, получивший международную награду. Он практикует более 7 различных методов лечения энергией.

Франсуа Тессье представитель медицинского центра дополнительной терапии, расположенного в Баттарамула, Шри-Ланка.

Перевод на русский язык - Нур Степанова


Франсуа: Всем привет. Это снова доктор Франсуа Тессье, и сегодня у нас другой очень особенный гость, который пришел на разговор с нами. Мы принимаем Йоханнеса Райндла, носителя Духовной линии Рэйки в Усуи Шики Риохо, и может быть, некоторые из вас знают, что сегодня есть Духовная линия в Рэйки, и сегодня мы узнаем о духовной линии в Рэйки и о путешествии Йоханнеса, которое привело его к тому, что он стал ее носителем. Мы собираемся понять роль этой духовной линии, но прежде, чем мы начнем, я хочу поблагодарить тебя за то, что ты принял наше приглашение.

Йоханнес: Очень приятно. Спасибо, что пригласили меня. 

Франсуа: Ты австриец?

Йоханнес: Да, я живу в Австрии. На севере Австрии. 

Франсуа: Ты первый не-японец, являющийся носителем. 

Йоханнес: Это так. Но зависит еще и вот от чего. С японской точки зрения Хавайо Таката тоже не была больше японкой, потому что она родилась на Гавайях, и затем ее внучка, Филлис Фурумото, мой мастер Рэйки, родилась и выросла в Соединенных Штатах, так что с этой точки зрения они обе также не были японками, но я думаю, что ты имеешь в виду то, что я у меня нет японских предков в моей семье. Это правда. 

Франсуа: Да. Можешь ли ты объяснить, что это за линия, потому что я уверен, что не так много людей знают о духовной линии и о роли, которую она должна играть в истории Рэйки. Почему она существует, и что это - можешь объяснить?

Йоханнес: Надеюсь, что смогу. Вопрос звучит, как очень простой, а я думаю, что не так уж он прост. И может быть есть простой ответ, но с моей точки зрения это очень сложно и очень… не только сложно, но и…

Франсуа: За этим стоит история.

Йоханнес: Да, за этим есть история, и есть много ответственности и много мудрости, я бы так сказал. Это не единственная линия, кстати, есть несколько других линий, если мы говорим о Рэйки. Та линия, носителем которой я являюсь, Усуи Шики Риохо, и она ведет к Микао Усуи, основателю. Я думаю, что почти все линии Рэйки ведут к Микао Усуи, как к основателю.

Затем линия продолжается с Чуджиро Хайяши, студентом Микао Усуи, затем продолжается с Хавайо Такатой, студентом Чуджиро Хайяши, которая привезла Рэйки из Японии на Гавайи, и потом на материк Соединенных Штатов, и затем линия идет к Филлис Фурумото, внучке Хавайо Такаты, и потом идет ко мне, Йоханнесу Райндлу, в Австрии. 

Франсуа: Видите, это просто. А ты говорил, что это сложно.

Йоханнес: Да, в этом смысле это очень просто, и это линия. Мы также называем ее Духовной линией. 

Франсуа: А каково значение линии? Какова сила, каково значение? И затем мы можем перейти к ответственности, но я думаю, что за линией есть глубокое значение, что это?

Йоханнес: Знаешь, если бы ты задал мне этот вопрос примерно два года назад, у меня был бы очень четкий и ясный ответ на это. А когда я сам стал носителем линии, я должен был прочувствовать, что все, что я думал, я буду знать об этой функции духовной линии, все значение, которое я в ней видел, ушло. Оно ушло не в том смысле, что его больше нет, я просто сейчас чувствую, что я заново открыл его – с другой точки зрения. 
Что я бы сказал о том, что делает линия, она сохраняет ответственность за целостность той системы, которую она поддерживает, и это касается этой системы, я не могу говорить за другие системы в Рэйки, это не моя работа, не моя функция. Я говорю об этой конкретной форме и конкретной традиции Рэйки. Она сохраняется носителем линии, и не только носителем линии, но также теми, кто практикует эту форму системы. 

Франсуа: Да. Распространять знание должны образом.

Йоханнес: Да.

Франсуа: Хранить ее в той чистоте, в которой она была изначально. 

Йоханнес: Да, в каком-то смысле да, но это не только хранить ее чистой и ясной, это о том, чтобы практиковать эту форму практики, а не другую, но сохранять ее простой, оставаться в практике, продолжать практиковать и хранить ее для следующих поколений, чтобы они могли принять систему так, как я ее получил от моего мастера. 

Франсуа: Почему так отличается? Почему твое определение вдруг изменилось? Что нового появилось в тебе с тех пор, как ты прочувствовал это? Потому что это новая роль для тебя. Ведь даже двух лет не прошло, это только полтора года.

Йоханнес: Меньше, чем два года, это полтора года. Я скажу так: два года назад, во время моей подготовки к мастерству и моего мастерского обучения, и во время всего времени, когда я практиковал, путешествовал, и работал с моим мастером, Филлис Фурумото, я всегда думал, что у меня есть понимание того, что она делает и в чем заключается ее роль, в чем заключается ее работа, в чем ее функция, но это была внешняя точка зрения.

А затем, чтобы стать ее преемником, что было большим сюрпризом для меня самого, я должен был отпустить все то, что, как я думал, я знал раньше. Так что теперь я нахожу себя в месте, где я начинаю опять идти глубже в практику и находить ответы в этой практике, находить ответы в увлекательных беседах с другими мастерами, которые практикуют эту форму, и это не определение системы заново, но это открытие ее заново с другой точки зрения, потому что я несу теперь эту функцию и эту роль. И также это как дать этому новые слова, которых у меня не было раньше, а это приходит через опыт, а не через то, что мне кто-то говорит мне, что вот это вот так, так что мне также нужно открыть эту роль внутри себя.

Франсуа: Это роль мастера и в каком-то смысле ты стал как Гранд Мастер этой линии, так?

Йоханнес: Да, некоторые называют это «грандмастер», некоторые называют это «носитель духовной линии», некоторые называют «преемник», некоторые не хотят называть это «грандмастер», так что есть широко развернувшийся разговор об этом, и это тоже часть разобщенного разговора о том, чтобы идти глубже, чтобы увидеть, какова практика, которую мы разделяем, каковы ценности, которые мы храним. Чтобы это стало больше, чем слова, чем семантика.

Франсуа: Да, конечно. От этого может закружиться голова в какой-то момент. Может быть, у тебя немного кружится голова по поводу этого разговора, но в конце дня ты не думаешь о том, что другие говорят об этом, а с твоей точки зрения – что это меняет, в смысле, ты просто наблюдаешь за этим разговором, так? 

Йоханнес: Хочу сказать, это замечательный вопрос. Кто эти другие? Что есть я и что другие? И потом, есть эта связь – я есть в тебе, ты есть во мне, но вот что мне нравится по поводу этих разговоров, это то, что они всегда приводят меня к более глубокому пониманию, даже если иногда я могу расстроиться, но я думаю, что это здорово, это часть обучающего путешествия.

Иногда бывают такие моменты, когда ты думаешь: «Ну, я никогда не восприму это правильно, я никогда не пойму этого». А затем ты беседуешь и идешь глубже, и проходишь сквозь огорчение, и узнаешь больше о своем сопротивлении чему-то, своей неготовности понимать, так что я бы сказал, что то, что ты можешь назвать «головокружением», иногда я в замешательстве, иногда огорчен, да, и требуется терпение, требуется время, требуется практика, практика, практика.

И вести эти разговоры с другими людьми, которые практикуют намного дольше, чем я, которые учат намного дольше, чем я, - все это поддерживает меня в более глубоком понимании, в том, чтобы идти глубже, что просто иметь мнение или иметь концепцию, или иметь представление или заключение, потому что то, что я также чувствую по поводу этой практики Рэйки, которую я практикую, это то, что мы можем думать, что мы знаем. И это может быть правдой, мы знаем много, так ведь? Но за пределами того, что мы знаем, есть гораздо больше того, чего мы не знаем.

Для меня это как образ айсберга, есть часть, это то, что мы знаем, что мы осознаем, что мы пережили, и есть такая огромная часть того, чего мы не знаем, и мы также связаны с этими частями, которых мы не знаем. И мы также чувствуем это, когда мы практикуем Рэйки, что многое из этого - это таинство, и это таинство служит нам, это таинство поддерживает нас в исцелении и в трансформировании нас самих, я бы так сказал. 

Франсуа: То есть это трансформационно. В каком-то смысле ты являешься первым пациентом самого себя, в исцелении себя. 

Йоханнес: О, это чудесный способ сказать это. В каком-то смысле это так, да, а почему нет? Хорошо сказано, мне нравится это. Это правда. 

Франсуа: Я бы сказал, твой переход к чему-то еще, к миссии твоей жизни –  напрямую, и может быть, немного трудно говорить об этом с людьми, имеющими больше опыта, когда они говорят тебе: – ха, ты моложе, ха, почему это не я занимаю эту позицию, аха! Понимаешь? Создает ли это какую-то эмоцию в тебе?

Йоханнес: Что ж, честно говоря, в самом начале я думал, что они правы. Я имею в виду: кто я? Я практикую Рэйки с тех пор, как мне исполнилось 17 или 18 лет, сейчас это 25 лет, но я очень, очень молод, говоря об опыте в обучении этой практике. Так что когда в начале я слышал, что люди говорили: «Как она могла выбрать его и почему не меня? Ведь у меня гораздо больше опыта», я думал: «Я согласен, это вопрос, который есть и у меня, почему я?». Это еще одна вещь, которую мне нужно выяснить или может быть забыть вопрос, это тоже может быть частью ответа без забывания.

И это интересно, так как я так и не спросил моего мастера: «Почему я?». Каким-то образом этот вопрос не возник в то время, когда я был с ней. Он пришел позже, и я думаю, что это очень по-человечески так думать, и это очень по-человечески думать, почему, разве это не должен быть кто-то, у кого больше опыта, этому человеку будет легче справляться с ответственностью, это очень естественно.

Франсуа: Это первая точка зрения, первый взгляд.

Йоханнес: Да, это так, и с другой стороны я знаю, что у моего мастера, Филлис Фурумото, был такой же опыт, нет, не такой же.

Франсуа: Похожий, да?

Йоханнес: Да, похожий, она тоже спрашивала, почему она? Почему, почему не кто-то, кто старше, чем она? Она тоже была очень молода, она была даже моложе, чем я сейчас, так что я не знаю ответа. Может быть, я узнаю его через несколько лет или в конце своей жизни, не знаю, но это о готовности принять этот дар и продолжать эту форму практики так, чтобы многие другие могли ей обучиться, и чтобы она могла быть передана дальше, следующему поколению. Это то, что я вижу, как свою ответственность среди других, и, как я сказал, если бы наш разговор еще раз состоялся через год, мои ответы отличались бы, как я полагаю, а на данный момент это все. 

Франсуа: Я позвоню тебе через год.

Йоханнес: Ладно. Хорошая идея.

Франсуа: У меня есть некая теория, я подозреваю, что вопрос просто незначимый. 

Йоханнес: Нет, звучит хорошо. Мне нравится. 

Франсуа: Это вопрос – естественный человеческий вопрос, но то, что я воспринимаю, это естественный незначимый вопрос, потому что есть нечто, и спасибо, что сказал, но то, что я знаю, а я никогда не встречался с госпожой Фурумото, разве что из исторических книг мы знаем, что она была немного удивлена и это вызвало ревность, и это создало некоторые трудности. Не трудности, но в определенном смысле удивление, так что может быть это хорошее дело, потому что она выполняла великую миссию. Можешь ли ты немного рассказать о ней, как ты с ней встретился, я думаю, ты встретился с ней в 90-х, или познакомился намного раньше? 

Йоханнес: Я с ней познакомился, хотя «познакомился» слишком большое слово для этого, первый раз я увидел ее – это было в 1997-ом, кажется, в августе или сентябре, на большой встрече Рэйки студентов в Германии, это был первый раз, когда я услышал, как она говорит о Рэйки, и я связался с ней, а в то время интернета не было, не было вебинаров или чего-то подобного, и затем я связался с ней и встретился с ней, это было в 2001-ом на севере Германии, близко к Гамбургу, в Рэйки центре где я работал. Это был Рэйки центр Майкла Хартли, и Филлис приехала туда, чтобы проводить там семинары, и там я и познакомился с ней.

Познакомился, узнал, и хотя в то время я не знал, но, оглядываясь назад сейчас, я скажу, что я признал и понял, что она мой мастер. Затем прошло много лет, прежде чем я официально начал свою подготовку, как кандидат в мастера Рэйки, но я продолжал связываться с ней, я работал с ней в качестве переводчика, или организовывал семинары для нее, все то, что мы делаем в сообществе.

Франсуа: Ты начал связываться с ней. 

Йоханнес: Да. Это было в 2001-ом.

Франсуа: Ты связывался с ней, но веришь ли ты, что нечто невидимое происходило? Или ты не знаешь?

Йоханнес: Может быть, было, но я не осознавал этого, может быть. В то время я был очень молод, и одной из вещей, с которыми я носился тогда, была идея, что я хочу учиться в университете, и у меня ушло довольно много времени, пока я не нашел что-то. Я практиковал Рэйки регулярно каждый день, делая сеанс себе, а когда были другие люди, которые просили меня о сеансах, я с большой готовностью делал им сеансы, я был очень соединен с Рэйки сообществом, потому что я чувствовал, что это замечательное место, где можно учиться и расти, чтобы идти глубже. Может и было что-то волшебное или невидимое, чего я не осознавал или чего я не видел. 

Франсуа: И ты по-прежнему не осознаешь этого?

Йоханнес: Нет, на самом деле. Я хочу сказать, что это было волшебное время, это было здорово – быть с Филлис и быть в сообществе, и учиться, и исследовать, и идти глубже в моем Рэйки путешествии, это было волшебно само по себе, оно там конечно было, но была ли какая-то магия между Филлис и мной, я не знаю. Может быть, другие люди признавали что-то, я не знаю. Я никогда не спрашивал об этом. 

Франсуа: Может быть что-то было, раз ты сейчас носитель линии.

Йоханнес: Может быть. Я не знаю.

Франсуа: Но опять, еще один очень хороший, незначимый вопрос. Расскажи нам сейчас о Рэйки. Рэйки это модное слово, и многие люди в мире слышали об этом, кто-то слышал даже больше, и я думаю, что нет должного понимания того, что есть Рэйки. Можешь ли ты сказать свою точку зрения, как Гранд Мастер? 

Йоханнес: Конечно. Когда кто-нибудь спрашивает меня, что такое Рэйки, я чувствую, что я почти всегда возвращаюсь назад к тому, что я узнал на занятиях, когда получал первую ступень 25 лет назад, а там я узнал, что Рэйки – это японское слово, которое можно перевести, как «универсальная жизненная энергия» и это означает, что это означает энергию, которая делает так, что все растет, это та энергия, из которой все происходит, и куда все однажды возвращается, это энергия, которая сохраняет все живое, и забирает все.
Я также слышал, что люди говорят, что это энергия, которая был здесь еще до Большого взрыва, так что есть много различных объяснений (если хотите), о том, что такое Рэйки.

И есть еще одна вещь, для которой мы используем слово Рэйки – это для формы практики, которой мы занимаемся, и еще другой способ ответить на вопрос, что такое Рэйки: я часто чувствую, что самый честный способ ответить на этот вопрос, будет сказать: я не знаю. И не потому, что у меня нет опыта, и не потому, что у меня нет знаний, так сказать, но глубоко внутри есть место, где я чувствую, что я понятия не имею, что такое Рэйки. И чувствуется это очень красиво, честно говоря, потому что это оставляет открытой дверь к установлению более глубокой соединенности с энергией, чтобы быть открытым, ну, как иногда мы говорим о детях, что они очень открыты, и у них нет – как вы говорите в английском? – 

Франсуа: Ментального сопротивления?

Йоханнес: Да, сопротивления, или уже «предвзятого мнения». Быть открытым, чтобы удивиться, что такое Рэйки, и мой опыт практики Рэйки говорит, что это так, что эта энергия поддерживает все, и все приходит из нее и все уходит обратно в нее. И я очень уверен, что везде в мире во всех разных культурах, вне зависимости от того, практикуете ли вы или нет, вы всегда находитесь в соприкосновении с этой энергией.

Люди могут не осознавать это, люди могут по-другому находиться в соединении с ней, люди могут – я не знаю, - не обращать внимания, потому что это неважно для них, но как живые люди, мы всегда находимся в соединении с этой энергией. А когда мы практикуем Рэйки, у нас есть дар, такой, что мы можем дать этой энергии течь через наши руки, кладя их на наше собственное тело, кладя их на тело кого-то другого, можем лечить растения, лечить животных, лечить все, что мы можем держать в руках. В этом-то и простота, это то, что заставило меня полюбить Рэйки с первого взгляда, можно так сказать. 

Франсуа: И ты много практикуешь? Я думаю, за 25 лет ты получил шанс много практиковать, и делать много исцеляющих сеансов, а можешь ли немного рассказать о том, что ты делал, и какой был самый удивительный результат, удивительный пациент или удивительный человек?

Йоханнес: Я думаю, что самый удивительным пациентом был я сам.

Франсуа: Я только что подумал об этом. И тем не менее…?

Йоханнес: Меня познакомила с Рэйки подруга моих родителей, близкая подруга моих родителей, она практиковала Рэйки в конце 80-х, я думаю, и не очень ясно помню в какой момент, но, когда бы она не притрагивалась ко мне, в этом было что-то особенное. Я помню, что я подумал, а это я запомнил очень хорошо, я подумал: «Когда я вырасту, я буду делать то, что она делает, что бы это ни было».

Несколько лет спустя другая подруга моей матери, она Рэйки мастер, сказала, когда я спросил ее, могу ли я прийти на занятия: «Конечно!». И имея опыт того, что происходит в моих руках или в моем теле, и того, что проходит через мои руки, было похоже на «Какого … , что происходит, какого черта здесь происходит?». И иметь шанс быть таким независимым, быть наедине с собой, быть в этом путешествии, и практиковать, когда бы я ни захотел, я чувствовал, что это было как широко открыть глаза, огромный дар, и все еще это огромный дар, и будучи с энтузиазмом погруженным в это, я предлагал Рэйки сеансы всем и каждому, каждому, кто подходил близко к моим рукам. Я предлагал сеансы исходя из энтузиазма, из благодарности, я просто хотел делиться этим огромным даром. И некоторые заинтересовывались в том чтобы получить сеансы, а другие – нет. 

А затем, несколько лет спустя, когда я был на гражданской службе, которая в Австрии может заменить военную службу, так что, как молодой взрослый человек, вы можете выбирать, где вы хотите служить, и я выбрал гражданскую службу, и я работал в геронтологической больнице, я помогал медсестрам выполнять их работу, и я не сказал бы, что я предлагал сеансы там, потому что потребовалась бы другая процедура и другой протокол, но я предлагал мои руки, чтобы посмотреть, какая будет польза, чтобы увидеть красоту того, что может случиться, когда вы предлагаете свои руки и даете Рэйки делать то, что оно хочет делать, это был другой глубокий, глубинный опыт для меня как для молодого взрослого человека. 

Франсуа: Так что ты не мог остановиться, делая сеансы, с тех пор, как ты открыл это, ты не мог остановиться. Это было привлекательно.

Йоханнес: Я не только не мог остановиться, я и не хотел. Потому что это чувствовалось так чудесно, и так легко, и так просто, и так глубоко. И что больше всего помогло мне, как я думаю, когда я проходил через этот процесс взросления и роста, покидания дома, так сказать, я думаю, что Рэйки во многом помогло мне с этим.

Так что то, что здесь также важно упомянуть, может быть, что когда мы практикуем Рэйки, мы говорим не только об исцелении тела, это о том, чтобы лечить человека целиком. Когда я лечу себя, я лечу себя целиком, а не только тело, хотя это место, с которого начинаю лечение. Все остальное всегда включено – эмоциональная часть, духовная часть, любая часть, как хотите называйте. Все включено, все существо включено. 

Франсуа: Целостность?

Йоханнес: Целостность. Да, так. Это также правдиво, когда мы лечим кого-то другого. Мы всегда лечим целостность этого человека или целостность растения, или целостность животного, что бы мы ни лечили. И это было другой частью, которую я нахожу очень глубоко трогательной, и вижу это, как огромный дар то, что мне не нужно знать, мне не нужно делать что-то, мне не нужно ставить диагноз, мне не нужно знать лучше, чем сам человек, какие будут его следующие шаги, я могу полностью доверять, что Рэйки и тот человек, который получает сеанс, будут в своем со-творчестве создавать то, что лучше всего для этого человека, то, что для него будет дальше, шаг или процесс, или вы хотите называть это.

Мой мастер называла, нет, она часто говорила так: «Не имей ожиданий и не диагностируй». Это замечательно, звучит легко. Это звучит легко, когда говорится о диагнозе, когда речь идет об ожиданиях, тогда это может выглядеть немного по–другому - работать над тем, чтобы не иметь ожиданий. Я думаю, что это будет моей целью в жизни до конца моих дней. Иногда это получается, и у меня меньше ожиданий. 

Франсуа: Ты уже ожидаешь, что у тебя не будет ожиданий.

Йоханнес: Да, так, но это, опять же, готовность сохранять место открытым для Рэйки, и сохранять место открытым для меня самого, чтобы я мог прочувствовать, что делает Рэйки. У меня нет сомнения, что Рэйки работает всегда, осознаю я это или нет. И не иметь ожиданий – это может помочь мне быть в покое, и быть… быть наблюдателем за тем, что делает Рэйки. 

Франсуа: Йоханнес, у меня есть вопрос. Мне сказал мой мастер, что мы верим, что это мы выбираем научиться Рэйки и проводить исцеление, но фактически, она сказала, это Рэйки призывает нас. Ты в это веришь? И каковы твои наблюдения по поводу подтверждения этого высказывания?
Что энергия, Рэйки энергия выбирает тебя, а не ты выбираешь ее. Она выбирает тебя. У тебя есть такие наблюдения в твоей собственной жизни?

Йоханнес: Хм, хм, интересный вопрос. Я выбираю Рэйки или Рэйки выбирает меня…? Я не знаю…

Франсуа: Ты чувствуешь это?

Йоханнес: Что ж, то, что я осознавал, когда учился на первую ступень, когда я был на занятиях по первой ступени, было то, что я чувствовал, это то, чего я искал. И в то же время, я думал: «Что ж, я не знал, что я искал что-то». Но это глубокое, глубинное переживание опыта Рэйки, я бы сказал, что это не правда, что я искал Рэйки, и я не знаю, выбрало ли Рэйки меня или искало меня. Может быть, и то и другое правда, а может быть и то, и другое неправда, я не знаю. Потому что в этой готовности научиться Рэйки или шагнуть вперед, и прийти на занятия или прийти на сеанс, я думаю, в этом есть некоторый поиск чего-то, иначе мы просто не делали бы таких вещей. А искало ли меня Рэйки, - я не знаю. Я не могу ответить. Тебе нужно спрашивать Рэйки, я думаю, я не могу ответить красиво.

Но от многих людей я слышал, что они говорят, что Рэйки зовет меня и, я имею в виду, кто я такой, чтобы сказать, что это не может быть правдой? Я не знаю.

Франсуа: Может быть, это интеллектуализация концепции, но ответил красиво, потому что, фактически, я могу сослаться на твою концепцию айсберга, где есть так много того, что мы не знаем, а как люди, мы любим интеллектуализировать, мы любим пытаться понять своим менталитетом, потому что у нас есть такой аспект.

Йоханнес: И в то же время, как я сказал ранее, мы всегда соединены с Рэйки, обучились ли мы этому или пришли на занятия или на сеанс, всегда есть соединенность с энергией жизни, иначе мы бы не существовали. Если хотите, это другая концепция, но это также мое глубокое понимание Рэйки, и в этом смысле мы никогда не рассоединяемся, и это может быть, как тот вопрос про то, что было сначала – курица или яйцо. 

Франсуа: Оба были. 

Йоханнес: Я не знаю. 

Франсуа: Это как в квантовой физике: кот и черный, и белый в одно и то же время. В английском языке этому нет конца. 

Йоханнес: Но если кто-то чувствует так, что Рэйки призывало его, тогда кто я, чтобы сказать «нет». 

Франсуа: Я понимаю. Поскольку энергия сознательная. Есть много целителей, которые заявляют: «Я исцеляю. Я диагностирую. Я исцеляю это». А я всегда думаю, что мы не знаем. Мы не знаем, исцелили ли мы или не исцелили, так что я доволен, что ты подтвердил, что мы не можем диагностировать и не можем утверждать, что это мы исцеляем, я думаю, и ты можешь сказать мне, правда это или нет, мы не можем сделать этого, мы не можем диагностировать, мы не можем утверждать, что мы исцеляем. Как этот аспект работает, как тогда энергия может лечить?

Йоханнес: Я не понимаю, и я не вижу себя, как целителя, это не то слово, которое я бы использовал, чтобы описать самого себя или то, что я делаю, а то, что я практикую, что я говорю, это то, что я студент Рэйки вот этой особой формы, которую я практикую, и говоря так, я… это относится к тому, как я обучился Рэйки с самого начала на своих первых занятиях: энергия проходит через мои руки, а иногда через все мое тело, и это не та энергия, которую я «организовываю» или я говорю ей, ну ладно, иди туда и не иди туда, потому что здесь ты нужна, а здесь нет. Такого нет в моем опыте и это не является моей практикой. 

Моя практика заключается в том, чтобы класть руки на себя или класть руки на кого-то еще, и Рэйки, как энергия, идет в этого человека, в это существо, в это тело, идет туда, где она нужна. Я могу осознавать, куда она идет, да, у меня может быть представление, что она пойдет, скажем, к печени, потому что у человека какие-то проблемы с печенью, или с чем-то еще. В любом случае, энергия Рэйки знает лучше, это энергия Рэйки лечит, и это не я лечу, это не я «организую эту энергию или говорю энергии, куда ей идти. Это одна вещь, а другая – это то, что это человек, получающий сеанс, в со-творчестве с энергией – вот кто выполняет исцеление, я бы так сказал. 

И может быть это потому, что убирается Эго, Эго, как часть меня самого, или мы можем использовать для этого другие слова. Для меня – это моя практика Рэйки, она на первом месте, Рэйки выполняет работу, Рэйки исцеляет, а не я. Я бы так сказал. 

Франсуа: Да. Да, я понимаю. 

Йоханнес: И вот что еще важно. Извини, что перебиваю тебя. Я не могу говорить за другие системы, и если другие целители, у которых есть их система и их обучение, и их концепция и их опыт, что ж, я не знаю, я не могу за них говорить. Для них это может быть правдой, они могут сказать: «Я исцеляю», в этом или том смысле, потому что у них такой опыт и такое обучение, но не в моей практике, которой я обучаю и которую практикую.

Франсуа: Так. Что ж, как Гранд Мастер, возвращаясь назад к твоей роли, тебе нужно заново исследовать глубину и распространять это знание.

 Йоханнес: Что ты имеешь в виду, говоря «распространять»?

Франсуа: Распространять, рекламировать, учить, пропагандировать. Но себя – тебе нужно быстро сделать Рэйки своим. Что ты делаешь? Ты медитируешь, практикуешь, размышляешь, как ты воссоединяешься с Рэйки, чтобы сделать эту работу, потому что ты сказал, что есть большая часть твоей новой роли. Как ты это делаешь?

Йоханнес: Сеанс себе – это номер один. Это моей ежедневный сеанс себе – один час в день, иногда это длится дольше, а иногда я делаю дважды в день, но, по крайней мере один раз в день я делаю себе сеанс, это мой самый важный ресурс и источник в моей повседневной жизни.

Из этого вырастает все остальное в моей личной практике Рэйки и это поддерживает в том, чтобы внимательней прислушиваться к тому, что мне нужно, кто тот человек, с которым, возможно, мне нужно поговорить, чтобы у меня было более глубокое понимание.

Другой ресурс – это обучение этой практике тех, кто заинтересован в этом, кто приходит и говорит: «Могу я прийти на занятие, можешь ли ты обучить меня?».

И следующий ресурс – это быть присутствующим для людей, которые хотят получать сеансы Рэйки, и, конечно, что также очень-очень важно для меня, это беседовать с другими Рэйки мастерами, с Рэйки студентами, с каждым, кто практикует эту форму системы, чтобы мы могли исследовать вместе и приходить к более глубокому пониманию. Это источники для меня. 

Франсуа: Это очень хороший ответ, и я могу соотнестись с этим. Как мы становимся мастером, и есть под-вопрос для пользы публики, - в Рэйки мы узнаем много вещей, и мы узнаем, что есть знаки и символы, о которых мы не говорим публично, и что мы узнаем что-то. Можешь ты рассказать о дисциплине, как таковой, о технике, как таковой, и как мы становимся мастером, мы получаем некое вмешательство нашего мастера, и что такое настройка, или что-то похожее на это. Можешь ли ты объяснить это процесс? 

Йоханнес: Форма, которую я практикую, заключается в том, что когда кто-нибудь заинтересован в том, чтобы научиться Рэйки, он договаривается или приходит, чтобы познакомиться со своим мастером, у которого он хочет учиться. И затем он приходит на занятие – приходит на обучение первой ступени.

На занятиях по первой ступени мы всегда говорим, что первая ступень – это все, что вам нужно, вы узнаете все, что вам нужно, чтобы делать хороший сеанс кому-то еще, вы узнаете, как делать себе самому, вы узнаете историю Рэйки нашей формы практики, и вы узнаете о том, как лечить животных, как лечить растения, и у вас есть много времени, чтобы прочувствовать это на себе, чтобы могли появиться вопросы и ответы, и вы могли исследовать.

Эти занятия по первой ступни проводятся очень просто и понятно, чтобы студент мог отправиться в это путешествие для самого себя и исследовать, и идти глубже. Это то, что я делаю, и я также осознаю, что мои коллеги и мастера Рэйки в этой системе также проводят «круги обмена сеансами Рэйки», это когда студенты собираются вместе, чтобы сделать сеансы друг другу, приходят за ответами на вопросы или чтобы получить то, что им необходимо, поговорить о чем-то, и когда студентам нужно идти еще глубже или когда они хотят продолжать свое путешествие, они могут прийти на занятия по второй ступени, мы так это называем. 

Франсуа: А чем отличается второй уровень?

Йоханнес: На второй ступени вы узнаете, как делать сеанс на расстоянии, узнаете больше о том, что открыл Микао Усуи в своем поиске, в своем путешествии, вы получаете символы, и эти символы предназначены для вашей практики, для вашей персональной практики, это не для того, чтобы показывать эти символы и эту практику на публике. Мы не практикуем этого в нашей системе. Да, это то, что мы называем символами, и в нашей практике мы относимся к ним, как к священным и секретным.

И если после этого студенты, после какого-то времени практики по второй ступени, хотят продолжать свое путешествие или чувствуют зов развивать навыки, чтобы стать мастером Рэйки, тогда вы идете к Рэйки мастеру и спрашиваете, можете ли вы у него стать кандидатом в Рэйки мастера, и затем учитесь больше, так и меня обучали, когда я сам захотел стать мастером Рэйки, и это заняло несколько лет.

И иногда люди говорят: «Зачем ты ждешь так долго, чтобы стать Рэйки мастером?», а это не по поводу того, чтобы ждать. Это для того, чтобы практиковать, и в этом путешествии становления Рэйки мастером, это очень личное путешествие, где я надеюсь, что студенты находят мастера, который бросает им вызов, чтобы они могли идти в свои неизведанные части самих себя, те, что невидимое, неоткрытые, и это не в смысле чего-то негативного, это идти к этому потенциалу, в котором человек очень хочет расти и очень хочет углублять свою соединенность с Рэйки, углублять свою соединенность с формой практики и также свою готовность, когда он станет Рэйки мастером, иметь ответственность за будущее своих студентов.

Так что путешествие к тому, чтобы стать Рэйки мастером, может занять три года или два года, десять лет – это очень индивидуально, и это не выбито на камне, как долго это должно занять. Я скорее буду поощрять студентов отправляться в это путешествие, которое открыто, чтобы они реально могли идти глубоко внутрь своего неизвестного, и также глубоко идти в неизвестное самой практики Рэйки.

Франсуа: И в процессе становления Рэйки, ты получаешь знаки, ты получаешь символы, и, как мастер, ты получаешь эти ключи, эти элементы, секретные ингредиенты, я бы так сказал, а что ты чувствуешь по поводу них? Что ты чувствовал по этому поводу, ведь ты получил их напрямую от носителя линии? Как ты чувствовал, был ли это сокровенный момент для тебя? Можешь ли ты описать этот момент?

Йоханнес: Это был очень сокровенный и очень личный момент между мной и моим мастером. И он до сих пор является таким. И также очень секретным и очень священным было время с теми людьми, вместе с которыми меня инициировали.

Нас было семь студентов Филлис, она инициировала нас в октябре 2017-го года в Киото, Япония, и поскольку это так лично и в этом есть тайна, нет ничего, что я мог бы рассказать здесь, публично, об этом. Только одну вещь могу сказать, это то, что для меня стать Рэйки мастером и взять такую ответственность – нет ничего, с чем я мог бы сравнить это, что иногда делает это сложным, и мне труднее говорить об этом. Я отношусь к этой ответственности…

Франсуа: Серьезно.

Йоханнес: Да, серьезно, спасибо, что подсказал слово. Очень серьезно и принимаю это очень близко к своему сердцу. 

Франсуа: Это миссия жизни.

Йоханнес: Да, именно так. Это отношения на всю жизнь, мы видим это, как отношения длиною во всю жизнь с этой практикой, с нашими мастерами, с нашими коллегами.

Франсуа: Это также и красиво, правда?

Йоханнес: Да, определенно красиво. 

Франсуа: Это твое, так что оно не может не быть красивым, это твое. Филлис ушла в прошлом году, так? В тот момент ты стал официальным носителем линии, потому что после ее перехода ты стал этим. Официально. Это могло стать трудным описывать это на публике, так ведь? Это очень особый момент для тебя, это так было?

Йоханнес: Это было шокирующим. Если говорить честно, это было шокирующим, и для меня это было совершенной неожиданностью, из ниоткуда. Она готовила сообщество на протяжении многих лет ко времени, когда она уже не сможет быть в служении, как носитель линии и Гранд Мастер, поэтому она созвала сообщество, пригласила собраться вместе Рэйки мастеров и Рэйки студентов в группу, которая назвала себя «Основная группа по преемственности», и эта группа преемственности встречалась на протяжении четырех или пяти лет регулярно, чтобы вместе исследовать этот процесс преемственности, на что он может быть похож, эта группа исследовала все различные сценарии – от того, чтобы не было преемника, до того, что будет группа, которая будет нести ответственность перед Филлис, и она  назовет имя преемника, все это было  исследовано.

Я был частью этой группы, и затем, в январе того года, это 2019-ый, Филлис объявила и рассказала сообществу, что раковая опухоль выросла, и что она решила не делать другую химеотерапию, это было ее решение, она дома, чувствует себя нормально, у нее нет боли, и это, конечно, было большим шоком для сообщества, для ее студентов и мастеров. И тогда вопрос, кто будет ее преемником, проявился даже больше, он стал звучать громче.

И затем Филлис, кажется, это было в феврале, пригласила меня в Аризону, потому что она хотела, чтобы я был ее переводчиком на семинаре, который она собиралась вести вместе с Полом, а потом получилось, что его вел один Пол Митчелл, еще один Рэйки мастер, инициированный Хавайо Такатой, который работал вместе с Филлис Фурумото в последние 40 лет, они сформировали Офис Гранд Мастера вместе. Так что Филлис позвонила спросить, смогу ли я приехать, чтобы быть переводчиком для двух французских участников, и я сказал «да», хотя я был немного неуверен, думая, хорошая ли это идея, потому что мой французский хорош, но не настолько, чтобы быть переводчиком, но честно говоря, одной из моих мотиваций была надежда на то, что, возможно, я еще раз увижусь с Филлис, и после того семинара, на котором я переводил, состоялась маленькая церемония в доме Филлис, где проходил еще один семинар, в которой я участвовал. И вот там, к моему удивлению, я был признан ею в качестве ее преемника. 

Франсуа: Еще один шок.

Йоханнес: Еще один шок, ну, «шок» может звучать слишком тяжело, но еще одно…

Франсуа: что-то…

Йоханнес: Да. Я сам использую слово «шок», но звучит очень тяжело, хотя так тяжело не было. Мне чувствуется очень, очень трудно для меня находить слова для того, что произошло в то время, в тот момент.

И очень часто люди меня спрашивали, знал ли я заранее, и я говорил, что нет, я не знал заранее. Филлис не говорила со мной заранее, до того момента, она объявила это, сказав это на публике, той маленькой группе, которая там присутствовала. И может быть, если оглядываться назад, были какие-то признаки, но я знаю, что не был готов или не был способен читать эти знаки и понимать их. Так что после этого признания, после той чести, которую я получил, было всего лишь несколько дней до моего отъезда, которые я мог провести с Филлис наедине, после чего я уехал домой, в Австрию.

А потом я обдумывал этот огромный дар, который я получил, в то же время, я обдумывал то, что мой мастер скоро умрет. И я все еще благодарен за огромную поддержку сообщества, за то, что они со мной в этом путешествии, за то, что мы в этом путешествии вместе. 

Франсуа: Я понимаю, это невозможно предсказать, но опять же, незначимости интеллекта присутствуют. Но было же что-то невидимое, что поместило тебя туда. И это то, что должно было быть, мы так говорим. 

Йоханнес: И знаешь, что еще может быть иногда запутывающим для людей, это то, что даже если есть организации и учреждения за теми, кто поддерживает эту практику, но то, что я узнал от своего мастера и что я, опять же, принимаю близко к сердцу, это была ее готовность к тому, что Рэйки было прежде всего для нее, практика номер один и источник для процесса принятия решений номер один, и мы можем думать, что в других учреждениях или компаниях, когда вы ищите преемника, существует процедура, и так далее. А глядя на то, каким способом это было сделано у нас, в нашей форме практики и традиции, это может выглядеть очень архаично.

Для меня же это то, что "Рэйки прежде всего", это цитата, которую я слышал довольно часто от Филлис, от моего мастера, когда она цитировала своего мастера, свою бабушку, Хавайо Такату, которая говаривала: «Рэйки прежде всего», видя это, чувствуя это, чувствуя, что Филлис реально воплощала то, что Рэйки прежде всего, это был ее источник номер один для процессов принятия решений - это великолепный пример для меня в моей жизни, и я делаю, что могу, чтобы приблизиться к этому однажды, я надеюсь. 

Франсуа: И, возможно, она передала это тебе также, потому что, если она выбрала тебя, может быть, она увидела это, заглянула в эту невидимую часть тебя. 

Йоханнес: Это возможно. Она сказала, что она признала меня. Это было ее публичным объявлением сообществу, и она сказала, что она признала Йоханнеса Райндла своим преемником как носителя духовной линии, и так дальше.

И я думаю, что это очень важно, как часть признания, это не выбирание и не «тот, кто мне нравится больше всего», это реально было признание, и снова, я остался с Филлис наедине на некоторое время после признания Филлис, я не спросил почему я, или почему это или то. Мы много времени провели в молчании, и я проводил ей Рэйки сеансы, и мы говорили о других вещах с Полом и с ее партнером, Джойс, это было по поводу того, как организовать что-то, она до самого конца организовывала и организовывала, работала и работала, она полностью сдалась Рэйки и своей практике. И для меня не было бы правильным спрашивать, почему я, делать так было бы неправильно для меня – делать так. Хотя этот вопрос пришел позже. 

Франсуа: Именно так. Это незначимо в то время, так что это сокровенная часть, и ты сказал, что это выглядело архаично. Но я бы выбрал другое слово, это сокровенный аспект этого, ты не можешь относиться к этому, как к деловому решению. Мне нравится, то что ты говоришь, потому что это за пределами слов, это за пределами логики, это за пределами видимого значения слов, так ведь? Это погружение в невидимое. 

Йоханнес: Именно так. 

Франсуа: Йоханнес, что ты хочешь делать теперь для будущего? Что ты хочешь делать дальше, для будущего этого сообщества и для эволюции или для углубления Рэйки? Каков твой план? Есть у тебя план? Ведь может быть, его у тебя нет. Я не знаю. 

Йоханнес: Одна вещь, которая совершенно ясна, это: практиковать, практиковать, практиковать. Это вещь номер один. Продолжать практиковать для себя, делать сеансы другим, обучать, когда студенты об этом просят, и быть не только соединенным, но быть вместе с сообществом людей, практикующих Рэйки, чтобы практиковать вместе и узнавать, каковы наши следующие шаги в данное время.

Я не могу сказать, что у меня есть видение или что у меня есть план для следующих шагов в данное время, поскольку мы сейчас проходим через всю эту пандемию по всему миру. Я вижу, что делая маленькие шаги один за другим, и не делая предположений, а практикуя и сохраняя практику так, как я получил ее, как мы получили ее, и продолжать делать то, что мы делаем прямо сейчас, и Рэйки научит нас, Рэйки даст нам знать, или мы узнаем через нашу практику, каковы следующие шаги, и я очень благодарен, что у нас есть ЗУМ и другие инструменты, чтобы оставаться на связи, онлайн, даже если мы взаперти. И я рад, что есть разговоры, такие, как с тобой был сейчас или с более широкой аудиторией, или с сообществом, которое собирается вместе, и в то же время, я очень осознан, что это никогда не заменит личных встреч, так что, если бы мы смогли, мы бы выпили бы кофе вместе или обменялись бы сеансами после часа интервью.

Я с нетерпением жду времени, когда я смогу снова встречаться с сообществом, но я сожалею, что должен сказать, что у меня нет видения в данный момент, нет плана. Единственное видение, которое есть у меня, это поощрять людей делать ежедневно сеансы себе, потому что я точно знаю, это создает разницу. И делайте сеансы другим, когда вы чувствуете желание. 

Франсуа: Не иметь планов – может быть, это лучший из планов.

Йоханнес: Может быть. 

Франсуа: Дать вещам возможность происходить. Мне это нравится, потому что это дает вещам возможность происходить так, как должно быть, и гармонизировать их с энергией, со вселенской энергией, это не может быть неправильным, это всегда то, что должно быть. Может быть, поэтому она тебя и выбрала, потому что ты не проецируешь ментально такого рода вещи.

Йоханнес: Иногда было бы полезно иметь план. Мы иногда думаем так, что ж. Но я думаю, что ты прав, может быть, не иметь плана, это тоже хорошо. 

Франсуа: План в том, чтобы не иметь плана. И может быть, такой план – самый лучший. Это фантастическое время, которое мы провели вместе. Я так благодарен. Я очень благодарен, я чувствую, что это честь для меня, и я очень счастлив, что ты принял приглашение поделиться на этом очень личном уровне с сообществом. 

Йоханнес: Спасибо большое.

Франсуа: Спасибо большое, я надеюсь увидеться в будущем с тобой. А пока – будь здоров. 

Йоханнес: И тебе спасибо, заботься о себе, и спасибо тебе за твою поддержку. До свиданья!


Интервью на YouTube, язык английский -

 

Комментарии (0):
avatar